Нижний Новгород,

набережная Гребного канала,

Парк Победы

Тел./Факс: +7 (831) 432-22-50

22 ИЮНЯ, РОВНО В 4 УТРА...

22 июня, ровно в 4 утра

Александр Попов написал 22 июня 2012, 11:05

 В это раннее утро 1941г., враг нанес страшный, неожиданный удар по СССР. С первых минут, воины-пограничники первыми вступили в смертельную схватку с фашистскими захватчиками и мужественно защищали нашу Родину, отстаивая каждую пядь советской земли.

В 4.00 22 июня 1941 г. после мощной артиллерийской подготовки передовые отряды фашистских войск атаковали пограничные заставы от Балтийского до Черного моря. Несмотря на огромное превосходство противника в живой силе и технике, пограничники стойко сражались, героически умирали, но без приказа не покидали обороняемых рубежей.

В течении многих часов (а на отдельных участках и несколько суток) заставы в упорных боях сдерживали на линии границы фашистские части, не давая им захватить мосты и переправы через пограничные реки. Невиданной стойкостью и мужеством, ценой своих жизней пограничники стремились задержать продвижение передовых частей немецко-фашистских войск. Каждая застава была маленькой крепостью, враг не мог овладеть ею, пока был жив хоть один пограничник .

Тридцать минут отвел гитлеровский генеральный штаб на уничтожение советских пограничных застав. Но этот расчет оказался несостоятельным.

Ни одна из почти 2000 застав, которые приняли на себя неожиданный удар превосходящих сил противника не дрогнула, не сдалась, ни одна!

Бойцы границы первыми отразили напор фашистских завоевателей. Они первыми оказались под обстрелом танковых и моторизованных полчищ врага. Раньше всех они вступились за честь, свободу и независимость своей Родины. Первыми жертвами войны и первыми ее героями были советские пограничники.

 Наиболее мощным атакам подверглись пограничные заставы, находящиеся на направлении главных ударов немецко-фашистских войск. В полосе наступления группы армий «Центр» на участке Августовского погранотряда границу перешли две дивизии фашистов. Враг рассчитывал уничтожить пограничные заставы за 20 минут.

 1-я пограничная застава старшего лейтенанта А.Н. Сивачева оборонялась 12 часов, полностью погибла.

3-я застава лейтенанта В.М. Усова сражалась 10 часов, 36 пограничников отбили семь атак фашистов, а когда кончились патроны поднялись в штыковую атаку.

4-я застава лейтенанта Ф.П. Кириченко вела бой до вечера 22 июня.

Мужество и героизм проявили пограничники Ломжинского погранотряда.

4-я застава лейтенанта В.Г. Малиева вела бой до 12 часов 23 июня, в живых осталось 13 человек.

17-я пограничная застава вела бой с пехотным батальоном противника до 7 часов 23 июня, а 2 и 13 заставы держали оборону до 12 часов 22 июня и только по приказу, оставшиеся в живых пограничники , отошли со своих рубежей.

Храбро сражались с врагом пограничники 2-й и 8-й застав Чижевского погранотряда.

 Немеркнущей славой покрыли себя пограничники Брестского погранотряда. 2-я и 3-я заставы держались до 18 часов 22 июня. 4-я застава старшего лейтенанта И.Г. Тихонова, расположенная у реки, несколько часов не давала возможность противнику переправиться на восточный берег. При этом было уничтожено свыше 100 захватчиков, 5 танков , 4 орудия и отбито три атаки противника.

В своих воспоминаниях, немецкие офицеры и генералы отмечали, что в плен попадали только раненые пограничники, ни один из них не поднял руки, не сложил оружие.

Пройдя торжественным маршем по всей Европе, фашисты с первых минут столкнулись с невиданным упорством и героизмом бойцов в зеленых фуражках, хотя превосходство немцев в живой силе было 10 – 30 кратным, были привлечены артиллерия, танки, самолеты, но пограничники стояли насмерть.

Бывший командующий немецкой 3-й танковой группой генерал-полковник Г. Гот впоследствии вынужден был признать: «обе дивизии 5-го армейского корпуса сразу же после перехода границы натолкнулись на окопавшееся охранение противника, которое, несмотря на отсутствие артиллерийской поддержки, удерживала свои позиции до последнего».

Во многом это связано с отбором и комплектованием пограничных застав.

Комплектование личным составом осуществлялось из всех республик СССР. Младший начальствующий состав и красноармейцы призывались в возрасте 20 лет на 3 года (в морских частях служили 4 года). Кадры начальствующего состава для Пограничных войск готовили десять пограничных училищ (школ), Ленинградское военно-морское училище, Высшая школа НКВД, а так же Военная Академия имени Фрунзе и Военно-политическая академия имени В. И.Ленина.

Младший начальствующий состав готовился в окружных и отрядных школах МНС, красноармейцы – на временных учебных пунктах при каждом погранотряде или отдельной пограничной части, а морские специалисты обучались в двух учебных пограничных морских отрядах.

В 1939 – 1941 году при укомплектовании пограничных частей и подразделений на западном участке границы, руководство Пограничных войск стремилось назначать на командные должности в пограничных отрядах и комендатурах лиц среднего и старшего начальствующего состава имеющих опыт службы, особенно участников боевых действий на Халхин - голе и на границе с Финляндией. Сложнее было укомплектовывать начальствующим составом пограничные и резервные заставы.

К началу 1941 года количество пограничных застав удвоилось, а пограничные училища не могли сразу обеспечить резко возросшую потребность в среднем начальствующем составе, поэтому осенью 1939 года были организованы курсы ускоренной подготовки командования застав из младшего начальствующего состава и красноармейцев третьего года службы, причем преимущество предоставлялось лицам имеющим боевой опыт. Все это позволило к 1 января 1941 года полностью укомплектовать все пограничные и резервные заставы по штату.

В целях подготовки к отражению агрессии фашистской Германии, Правительство СССР повысило плотность охраны западного участка государственной границы страны: от Баренцева моря до Черного моря. Этот участок охранялся 8 пограничными округами, включающими 49 пограничных отрядов, 7 отрядов пограничных судов, 10 отдельных пограничных комендатур и три отдельные авиаэскадрильи.

Общая численность 87459 человек, из которых 80% личного состава находились непосредственно на государственной границе, в том числе на советско-германской границе - 40963 советских пограничника. Из 1747 пограничных застав, охранявших государственную границу СССР, 715 - находись на западной границе страны.

Организационно пограничные отряды состояли из 4 пограничных комендатур (в каждой 4 линейные заставы и одна резервная застава), маневренной группы (отрядной резерв из четырех застав, общей численностью 200 – 250 человек), школы младшего начальствующего состава – 100 человек, штаба, разведотделения, политоргана и тыла. Всего в отряде было до 2000 пограничников. Пограничный отряд охранял сухопутный участок границы протяженностью до 180 километров, на морском побережье – до 450 километров.

 Пограничные заставы в июне 1941 года были штатной численностью 42 и 64 человека в зависимости от конкретных условий местности и других условий обстановки. На заставе численностью 42 человека находились начальник заста-вы и его заместитель, старшина заставы и 4 командира отделений.

Её воружение состояло из одного станкового пулемета Максима, трех ручных пулеметов Дегтярева и 37 пятизарядных винтовок образца 1891/30 года, Боезапас заставы составлял: патронов калибра 7,62 мм – по 200 штук на каждую винтовку и по 1600 штук на каждый ручной пулемет, 2400 штук на станковый пулемет, ручных гранат РГД – по 4 штуки на каждого пограничника и 10 противотан-ковых гранат на всю заставу. Эффективная дальность стрельбы винтовок - до 400 метров, пулеметов – до 600 метров.

На погранзаставе численностью 64 человека находились начальник заставы и два его заместителя, старшина и 7 командиров отделений. Её вооружение: два станковых пулемета Максима, четыре ручных пулемета и 56 винтовок. Соответственно, количество боеприпасов было больше. По решению начальника пограничного отряда на заставы, где складывалась наиболее угрожаемая обстановка, количество патронов было увеличено в полтора раза, но последующее развитие событий показало, что и этого запаса хватало всего на 1 – 2 дня оборонительных действий. Единственным техническим средством связи заставы был полевой телефон. Транспортным средством были две пароконные повозки.

Поскольку Пограничные войска во время службы постоянно встречали на границе различных нарушителей, в том числе и вооруженных и в составе групп, с которыми часто приходилось вести бой, то степень подготовленности всех категорий пограничников была хорошая, а боеготовность таких подразделений, как пограничная застава и пограничный пост, корабль, была фактически постоянно полная.

 В 4 часа по московскому времени 22 июня 1941 года Германская авиация и артиллерия одновременно на всем протяжении государственной границы СССР от Балтийского до Черного морей нанесли массированные огневые удары по военным и промышленным объектам, железнодорожным узлам, аэродромам и морским портам на территории СССР на глубину 250 – 300 километров от государственной границы. Армады фашистских самолетов сбрасывали бомбы на мирные города Прибалтийских республик, Белоруссии, Украины, Молдавии и Крыма. Пограничные корабли и катера, вместе с другими судами Балтийского и Черноморского Флотов, своим зенитным вооружением вступили в борьбу с вра-жеской авиацией.

В числе объектов, по которым противник наносил огневые удары, были позиции войск прикрытия и места дислокации Красной Армии, а так же военные городки пограничных отрядов и комендатур. В результате артиллерийской под-готовки противника, продолжавшейся на различных участках от одного до полутора часов, подразделения и части войск прикрытия и подразделений погранотрядов понесли потери в живой силе и технике.

Кратковременный, но мощ-ный артиллерийский удар противник нанес по городкам пограничных застав, вследствие чего, все деревянные здания были разрушены или охвачены огнем, в значительной части были разрушены оборонительные сооружения, построенные вблизи городков пограничных застав, появились первые раненые и убитые пограничники.

В ночь на 22 июня немецкие диверсанты повредили почти все линии проводной связи, что нарушило управление пограничными подразделениями и войсками Красной Армии.

Вслед за ударами авиации и артиллерии, германское верховное командование двинуло свои войска вторжения на фронте 1500 километров от Балтийского моря до Карпатских гор, имея в первом эшелоне 14 танковых, 10 механи-зированных и 75 пехотных дивизий общей численностью 1 миллион 900 тысяч военнослужащих оснащенных 2500 танками, 33 тысячами орудий и минометов, при поддержке 1200 бомбардировщиков и 700 истребителей.

К моменту вражеского нападения на государственной границе находились только пограничные заставы и за ними в 3 – 5 километрах – отдельные стрелковые роты и стрелковые батальоны войск, выполнявших задачу оперативного прикрытия, а так же оборонительные сооружения укрепрайонов.

Дивизии первых эшелонов армий прикрытия находились в районах, удаленных от назначенных им рубежей развертывания в 8 – 20 километрах, что не позволило им своевременно развернуться в боевой порядок и вынуждало вступать в бой с агрессором разрозненно, по частям, неорганизованно и с большими потерями в личном составе и боевой техники.

Ход боевых действий пограничных застав и их результаты были различными. При анализе действий пограничников обязательно необходимо учитывать конкретные условия, в которых оказалась каждая застава 22 июня 1941 года. Они зависели в значительной степени от состава передовых подразделений противника, атаковавших заставу, а так же от характера местности, по которой проходила граница и направлений действий ударных группировок германской армии.

 Так, например, участок государственной границы с Восточной Пруссией проходил по равнине с большим количеством дорог, без речных преград. Именно на этом участке развернулась и наносила удар мощная немецкая группа армий “Север“. А на южном участке советско-германского фронта, где возвышались Карпатские горы и протекали реки Сан, Днестр, Прут, Дунай, действия крупных группировок войск противника были затруднены, а условия для обороны пограничных застав – благоприятные.

Кроме того, если застава размещалась в кирпичном здании, а не в деревянном, то её оборонительные возможности значительно повышались. Необходимо учитывать, что в густонаселенных районах, с хорошо освоенными сельским хозяйством земельными участками, построить взводный опорный пункт для заставы составлял большие организационные сложности, а поэтому приходилось приспособлять для обороны помещения и строить вблизи заставы крытые огневые точки.

В последнюю ночь перед войной пограничные части западных пограничных округов осуществляли усиленную охрану государственной границы. Часть личного состава пограничных застав находилась на участке границы в пограничных нарядах, основной состав во взводных опорных пунктах, несколько пограничников оставались в помещениях застав для их охраны. Личный состав резервных подразделений пограничных комендатур и отрядов находился в помещениях по месту своей постоянной дислокации.

Для командиров и красноармейцев, видевшим сосредоточение вражеских войск, неожиданным было не само нападение, а та мощность и жестокость авиационного налета и ударов артил-лерии, а так же массовость движущейся и стреляющей бронетехники. Среди пограничников паники, суеты и бесцельной стрельбы не было. Случилось то, что ожидали целый месяц. Безусловно, потери были, но не от паники и трусости.

Впереди главных сил каждого немецкого полка двигались ударные группировки силою до взвода с саперами и разведгруппы на бронетранспортерах и мотоциклах с задачами ликвидации пограничных нарядов, захвата мостов, установления мест позиций войск прикрытия Красной Армии, завершения уничтожения пограничных застав.

В целях обеспечения внезапности, эти вражеские подразделения на некоторых участках границы начали выдвижение еще в период артиллерийской и авиациионной подготовки. Для завершения уничтожения личного состава пограничных застав использовались танки, которые находясь на удалении 500 – 600 метров, вели огонь по опорным пунктам застав, оставаясь вне досягаемости вооружения заставы.

Первыми, кто обнаружил переход через государственную границу разведывательных подразделений немецко-фашистских войск, были пограничные наряды, находившиеся на службе. Используя заранее подготовленные окопы, а так же складки местности и растительность, как укрытие, они вступили в бой с противником и тем самым дали сигнал об опасности. Многие пограничники погибли в бою, а оставшиеся в живых отошли к опорным пунктам застав и включились в оборонительные действия.

На речных пограничных участках передовые подразделения противника стремились захватить мосты. Пограничные наряды для охраны мостов высылались в составе 5 – 10 человек с ручным, а иногда и со станковым пулеметом. В большинстве случаев пограничники препятствовали захвату мостов передовыми группами противника.

Противник привлекал для захвата мостов бронетехнику, осуществлял переправу своих передовых подразделений на лодках и понтонах, окружал и уничтожал пограничников. К сожалению, у пограничников не было возможности подорвать мосты через пограничную реку и они доставались врагу исправными. В боях за удержание мостов на пограничных реках принимал участие и остальной личный состав заставы, наносивший серьёзные потери вражеской пехоте, но бывший бессильным против танков и бронемашин противника.

Так при защите мостов через реку Западный Буг в полном составе погиб личный состав 4, 6, 12 и 14 пограничных застав Владимир-Волынского пограничного отряда. Так же погибли 7 и 9 пограничные заставы Перемышльского пограничного отряда в неравных боях с противником, защищая мосты через реку Сан.

В полосе, где наступали ударные группировки немецко-фашистских войск, передовые подразделения противника по численности и вооружению были более сильными, чем пограничная застава, и, к тому же, имели в своем составе танки и бронетранспортеры. На этих направлениях пограничные заставы могли сдерживать противника лишь до одного – двух часов. Пограничники огнем из пулеметов и винтовок отражал атаку пехоты противника, но вражеские танки, после разрушения оборонительных сооружений огнем из пушек, врывались в опорный пункт заставы и завершали их уничтожение.

В отдельных случаях пограничникам удавалось подбить один танк, но в большинстве случае они были бессильны против бронетехники. В неравной борьбе с врагом личный состав заставы почти весь погибал. Дольше всего держались пограничники, находившиеся в подвалах кирпичных зданий застав, и, продолжая вести бой, погибали, подорванные немецкими фугасами.

Но личный состав многих застав продолжал бой с противником из опорных пунктов застав до последнего человека. Эти бои продолжались в течение 22 июня, а отдельные заставы вели бой в окружении несколько суток.

Например, 13 застава Владимир-Волынского пограничного отряда, опираясь на прочные оборонительные сооружения и выгодные условия местности, вела бой в окружении в течение одиннадцати суток. Обороне этой заставы способствовали героические действия гарнизонов дотов укрепрайона Красной Армии, которые в период артиллерийской и авиационной подготовки противника подготовились к обороне и встретили его мощным огнем из орудий и пулеметов. В этих дотах командиры и красноармейцы оборонялись многие сутки, а кое-где и больше месяца. Немецкие войска были вынуждены обходить этот район, а, затем, используя ядовитые дымы, огнеметы и взрывчатку уничтожать героические гарнизоны.

 Влившись в ряды Красной Армии, вместе с ней пограничники вынесли всю тяжесть борьбы с немецкими захватчиками, вели борьбу с агентурой его разведки, надежно охраняли тылы Фронтов и Армий от нападений диверсантов, уничтожали прорвавшиеся группы и остатки окруженных группировок противника, повсеместно проявляя героизм и чекистскую смекалку, стойкость, мужество и беззаветную преданность Советской Родине.

Подводя итоги, необходимо сказать, что 22 июня 1941 года немецко-фашистское командование двинуло против СССР чудовищную военную машину, которая обрушилась на советский народ с особенной жестокостью, которой не было ни меры, ни названия. Но в этой сложной обстановке советские пограничники не дрогнули. В первых же боях, они проявили беспредельную преданность Отчизне, непоколебимую волю, умение сохранять стойкость и мужество, даже в минуты смертельной опасности.

Многие подробности боев нескольких десятков пограничных застав остаются до сих пор неизвестными, как и судьбы многих защитников границы. Среди безвозвратных потерь пограничников в боях в июне 1941 года, более 90% составили “пропавшие без вести”.

Не предназначенные к отражению вооруженного вторжения регулярных войск противника, пограничные заставы стойко держались под натиском превосходящих сил германской армии и её сателлитов. Гибель пограничников была оправдана тем, что, погибая целыми подразделениями, они обеспечивали выход на оборонительные рубежи частей прикрытия Красной Армии, которые в свою очередь, обеспечивали развертывание основных сил Армий и Фронтов и в конечном итоги создавали условия для разгрома германских вооруженных сил и освобождения народов СССР и Европы от фашизма.

За мужество и героизм, проявленные в первых боях с немецко-фашистскими захватчиками на государственной границе, 826 пограничников были награждены орденами и медалями СССР. 11 пограничников были удостоены звания Героя Советского Союза, из них пять человек – посмертно. Имена шестнадцати пограничников присвоены заставам, на которых они служили в день начала войны.

Вот всего несколько эпизодов боев в тот первый день войны и имена героев:

Платон Михайлович Кубов

Название маленького литовскою села Кибартай стало широко известно многим советским людям в первый же день Великой Отечественной — рядом располагалась пограничная застава, самоотверженно вступившая в неравную схватку с превосходящим противником.

В ту памятную ночь на заставе никто не спал. Пограничные наряды то и дело докладывали о появлении, вблизи границы гитлеровских войск. С первыми разрывами вражеских снарядов бойцы заняли круговую оборону, а начальник заставы лейтенант Кубов с небольшой группой пограничников выехал к месту разгоревшейся перестрелки. Три колонны гитлеровцев направлялись к заставе. Если он со своей группой примет бой здесь, постарается насколько можно задержать противника, на заставе успеют хорошо подготовиться к встрече с захватчиками...

Горстка бойцов под командованием 27-летнего лейтенанта Платона Кубова, тщательно замаскировавшись, несколько часов отражала атаки врага. Один за другим погибли все бойцы, но Кубов продолжал вести огонь из пулемета. Кончились патроны. Тогда лейтенант вскочил на коня и помчался на заставу.

Маленький гарнизон стал одной из многочисленных застав-крепостей, преградивших, пусть лишь на часы, путь врагу. Пограничники заставы сражались до последнего патрона, до последней гранаты...

Вечером к дымившимся руинам пограничной заставы пришли местные жители. Среди груды убитых вражеских солдат они отыскали изуродованные тела пограничников и похоронили их в братской могиле.

Несколько лет назад прах героев-кубовцев перенесли на территорию вновь отстроенной заставы, которой 17 августа 1963 года присвоено имя П. М. Кубова, коммуниста, уроженца села Революционное Курской области.

Алексей Васильевич Лопатин

Ранним утром 22 июня 1941 года во дворе 13-й заставы Владимира-Волынского пограничного отряда прогремели взрывы снарядов. А потом над заставой полетели самолеты с фашистской свастикой. Война! Для 25-летнего Алексея Лопатина, уроженца села Дюкова Ивановской области, она началась буквально с первой минуты. Лейтенант, за два года до этого окончивший военное училище, командовал заставой.

Гитлеровцы надеялись с ходу смять маленькое подразделение. Но просчитались. Лопатин организовал крепкую оборону. Посланная к мосту через Буг группа больше часа не давала врагу форсировать реку. Герои погибли все до одного. Оборону у заставы фашисты атаковали более суток, так и не сумев сломить сопротивление советских воинов. Тогда враги окружили заставу, решив, что пограничники сдадутся сами. Но пулеметы по-прежнему мешали продвижению гитлеровских колонн. На второй день была рассеяна рота эсэсовцев, брошенная на маленький гарнизон. На третий день фашисты послали к заставе свежую часть с артиллерией. К этому времени Лопатин укрыл своих бойцов и семьи комсостава в надежном подвале казармы и продолжал бой.

26 июня гитлеровские орудия обрушили на наземную часть казармы огонь. Однако новые атаки фашистов снова были отбиты. 27 июня на заставу посыпались термитные снаряды. Эсэсовцы рассчитывали огнем и дымом заставить советских бойцов выйти из подвала. Но опять волна гитлеровцев откатилась назад, встреченная меткими выстрелами лопатинцев. 29 июня из-под развалин были отправлены женщины и дети, а пограничники, в том числе и раненые, остались драться до конца.

И еще трое суток продолжался бой, до тех пор, пока под шквальным огнем артиллерии не обрушились руины казармы...

Звания Героя Советского Союза удостоила Родина отважного воина, кандидата в члены партии Алексея Васильевича Лопатина. Имя его 20 февраля 1954 года присвоено одной из застав на западной границе страны.

Федор Васильевич Морин

Береза у третьего блокгауза стояла, как раненый солдат с костылем, опираясь на повисший сук, перебитый осколком снаряда. Земля дрожала вокруг, черный дым стлался над руинами заставы. Вой длился уже более семи часов.

С утра застава не имела телефонной связи со штабом. Был приказ начальника отряда отойти на тыловые рубежи, но связной, посланный из комендатуры, не дошел до заставы, сраженный шальной пулей. А о том, чтобы отступить без приказа, лейтенант Федор Марин и мысли не допускал.

— Рус, сдавайся! — кричали фашисты.

Марин собрал в блокгаузе семь оставшихся в строю бойцов, обнял каждого и поцеловал.

— Лучше смерть, чем плен, — сказал командир пограничникам.

— Умрем, но не сдадимся, — услышал он в ответ.

— Надеть фуражки! Пойдем в полной форме.

Они зарядили винтовки последними патронами, еще раз обнялись и пошли на врага. Марин запел «Интернационал», бойцы подхватили, и над пожарищем зазвенело: «Это есть наш последний и решительный бой...»

Два дня спустя фашистский фельдфебель, взятый в плен бойцами батальона Красной Армии, рассказывал, как оторопели гитлеровцы, услыхав сквозь грохот революционный гимн.

Лейтенант Федор Васильевич Морин, посмертно удостоенный звания Героя Советского Союза, и сегодня в строю часовых границы. Имя его 3 сентября 1965 года присвоено заставе, которой он командовал.

Иван Иванович Пархоменко

Разбуженный на рассвете 22 июня 1941 года грохотом артиллерийской канонады, начальник, заставы старший лейтенант Максимов вскочил на коня и помчался на заставу, но, не доехав до нее, был тяжело ранен. Оборону возглавил политрук Киян, но и он вскоре погиб в схватке с фашистами. Командование заставой принял старшина Иван Пархоменко. Выполняя его указания, пулеметчики и стрелки вели меткий огонь по переправлявшимся через Буг гитлеровцам, старались не пустить их на наш берег. Но слишком велико было превосходство врага...

Бесстрашие старшины придавало пограничникам сил. Пархоменко неизменно появлялся там, где бой кипел особенно яростно, где нужны были его смелость и командирская воля. Осколок вражеского снаряда не миновал Ивана. Но и с перебитой ключицей Пархоменко продолжал руководить боем.

Солнце уже стояло в зените, когда окоп, в котором сосредоточились последние защитники заставы, был окружен. Стрелять могли только трое, в том числе старшина. У Пархоменко оставалась последняя граната. К окопу приближались гитлеровцы. Старшина, собрав силы, швырнул гранату к подошедшей машине, сразив трех офицеров. Истекая кровью, Пархоменко сполз на дно окопа...

До роты гитлеровцев истребили бойцы пограничной заставы под командованием Ивана Пархоменко, ценою своих жизней они на восемь часов задержали продвижение врага.

22 июня, ровно в 4 утра

Александр Попов написал 22 июня 2012, 11:05

 В это раннее утро 1941г., враг нанес страшный, неожиданный удар по СССР. С первых минут, воины-пограничники первыми вступили в смертельную схватку с фашистскими захватчиками и мужественно защищали нашу Родину, отстаивая каждую пядь советской земли.

В 4.00 22 июня 1941 г. после мощной артиллерийской подготовки передовые отряды фашистских войск атаковали пограничные заставы от Балтийского до Черного моря. Несмотря на огромное превосходство противника в живой силе и технике, пограничники стойко сражались, героически умирали, но без приказа не покидали обороняемых рубежей.

В течении многих часов (а на отдельных участках и несколько суток) заставы в упорных боях сдерживали на линии границы фашистские части, не давая им захватить мосты и переправы через пограничные реки. Невиданной стойкостью и мужеством, ценой своих жизней пограничники стремились задержать продвижение передовых частей немецко-фашистских войск. Каждая застава была маленькой крепостью, враг не мог овладеть ею, пока был жив хоть один пограничник .

Тридцать минут отвел гитлеровский генеральный штаб на уничтожение советских пограничных застав. Но этот расчет оказался несостоятельным.

Ни одна из почти 2000 застав, которые приняли на себя неожиданный удар превосходящих сил противника не дрогнула, не сдалась, ни одна!

Бойцы границы первыми отразили напор фашистских завоевателей. Они первыми оказались под обстрелом танковых и моторизованных полчищ врага. Раньше всех они вступились за честь, свободу и независимость своей Родины. Первыми жертвами войны и первыми ее героями были советские пограничники.

 Наиболее мощным атакам подверглись пограничные заставы, находящиеся на направлении главных ударов немецко-фашистских войск. В полосе наступления группы армий «Центр» на участке Августовского погранотряда границу перешли две дивизии фашистов. Враг рассчитывал уничтожить пограничные заставы за 20 минут.

 1-я пограничная застава старшего лейтенанта А.Н. Сивачева оборонялась 12 часов, полностью погибла.

3-я застава лейтенанта В.М. Усова сражалась 10 часов, 36 пограничников отбили семь атак фашистов, а когда кончились патроны поднялись в штыковую атаку.

4-я застава лейтенанта Ф.П. Кириченко вела бой до вечера 22 июня.

Мужество и героизм проявили пограничники Ломжинского погранотряда.

4-я застава лейтенанта В.Г. Малиева вела бой до 12 часов 23 июня, в живых осталось 13 человек.

17-я пограничная застава вела бой с пехотным батальоном противника до 7 часов 23 июня, а 2 и 13 заставы держали оборону до 12 часов 22 июня и только по приказу, оставшиеся в живых пограничники , отошли со своих рубежей.

Храбро сражались с врагом пограничники 2-й и 8-й застав Чижевского погранотряда.

 Немеркнущей славой покрыли себя пограничники Брестского погранотряда. 2-я и 3-я заставы держались до 18 часов 22 июня. 4-я застава старшего лейтенанта И.Г. Тихонова, расположенная у реки, несколько часов не давала возможность противнику переправиться на восточный берег. При этом было уничтожено свыше 100 захватчиков, 5 танков , 4 орудия и отбито три атаки противника.

В своих воспоминаниях, немецкие офицеры и генералы отмечали, что в плен попадали только раненые пограничники, ни один из них не поднял руки, не сложил оружие.

Пройдя торжественным маршем по всей Европе, фашисты с первых минут столкнулись с невиданным упорством и героизмом бойцов в зеленых фуражках, хотя превосходство немцев в живой силе было 10 – 30 кратным, были привлечены артиллерия, танки, самолеты, но пограничники стояли насмерть.

Бывший командующий немецкой 3-й танковой группой генерал-полковник Г. Гот впоследствии вынужден был признать: «обе дивизии 5-го армейского корпуса сразу же после перехода границы натолкнулись на окопавшееся охранение противника, которое, несмотря на отсутствие артиллерийской поддержки, удерживала свои позиции до последнего».

Во многом это связано с отбором и комплектованием пограничных застав.

Комплектование личным составом осуществлялось из всех республик СССР. Младший начальствующий состав и красноармейцы призывались в возрасте 20 лет на 3 года (в морских частях служили 4 года). Кадры начальствующего состава для Пограничных войск готовили десять пограничных училищ (школ), Ленинградское военно-морское училище, Высшая школа НКВД, а так же Военная Академия имени Фрунзе и Военно-политическая академия имени В. И.Ленина.

Младший начальствующий состав готовился в окружных и отрядных школах МНС, красноармейцы – на временных учебных пунктах при каждом погранотряде или отдельной пограничной части, а морские специалисты обучались в двух учебных пограничных морских отрядах.

В 1939 – 1941 году при укомплектовании пограничных частей и подразделений на западном участке границы, руководство Пограничных войск стремилось назначать на командные должности в пограничных отрядах и комендатурах лиц среднего и старшего начальствующего состава имеющих опыт службы, особенно участников боевых действий на Халхин - голе и на границе с Финляндией. Сложнее было укомплектовывать начальствующим составом пограничные и резервные заставы.

К началу 1941 года количество пограничных застав удвоилось, а пограничные училища не могли сразу обеспечить резко возросшую потребность в среднем начальствующем составе, поэтому осенью 1939 года были организованы курсы ускоренной подготовки командования застав из младшего начальствующего состава и красноармейцев третьего года службы, причем преимущество предоставлялось лицам имеющим боевой опыт. Все это позволило к 1 января 1941 года полностью укомплектовать все пограничные и резервные заставы по штату.

В целях подготовки к отражению агрессии фашистской Германии, Правительство СССР повысило плотность охраны западного участка государственной границы страны: от Баренцева моря до Черного моря. Этот участок охранялся 8 пограничными округами, включающими 49 пограничных отрядов, 7 отрядов пограничных судов, 10 отдельных пограничных комендатур и три отдельные авиаэскадрильи.

Общая численность 87459 человек, из которых 80% личного состава находились непосредственно на государственной границе, в том числе на советско-германской границе - 40963 советских пограничника. Из 1747 пограничных застав, охранявших государственную границу СССР, 715 - находись на западной границе страны.

Организационно пограничные отряды состояли из 4 пограничных комендатур (в каждой 4 линейные заставы и одна резервная застава), маневренной группы (отрядной резерв из четырех застав, общей численностью 200 – 250 человек), школы младшего начальствующего состава – 100 человек, штаба, разведотделения, политоргана и тыла. Всего в отряде было до 2000 пограничников. Пограничный отряд охранял сухопутный участок границы протяженностью до 180 километров, на морском побережье – до 450 километров.

 Пограничные заставы в июне 1941 года были штатной численностью 42 и 64 человека в зависимости от конкретных условий местности и других условий обстановки. На заставе численностью 42 человека находились начальник заста-вы и его заместитель, старшина заставы и 4 командира отделений.

Её воружение состояло из одного станкового пулемета Максима, трех ручных пулеметов Дегтярева и 37 пятизарядных винтовок образца 1891/30 года, Боезапас заставы составлял: патронов калибра 7,62 мм – по 200 штук на каждую винтовку и по 1600 штук на каждый ручной пулемет, 2400 штук на станковый пулемет, ручных гранат РГД – по 4 штуки на каждого пограничника и 10 противотан-ковых гранат на всю заставу. Эффективная дальность стрельбы винтовок - до 400 метров, пулеметов – до 600 метров.

На погранзаставе численностью 64 человека находились начальник заставы и два его заместителя, старшина и 7 командиров отделений. Её вооружение: два станковых пулемета Максима, четыре ручных пулемета и 56 винтовок. Соответственно, количество боеприпасов было больше. По решению начальника пограничного отряда на заставы, где складывалась наиболее угрожаемая обстановка, количество патронов было увеличено в полтора раза, но последующее развитие событий показало, что и этого запаса хватало всего на 1 – 2 дня оборонительных действий. Единственным техническим средством связи заставы был полевой телефон. Транспортным средством были две пароконные повозки.

Поскольку Пограничные войска во время службы постоянно встречали на границе различных нарушителей, в том числе и вооруженных и в составе групп, с которыми часто приходилось вести бой, то степень подготовленности всех категорий пограничников была хорошая, а боеготовность таких подразделений, как пограничная застава и пограничный пост, корабль, была фактически постоянно полная.

 В 4 часа по московскому времени 22 июня 1941 года Германская авиация и артиллерия одновременно на всем протяжении государственной границы СССР от Балтийского до Черного морей нанесли массированные огневые удары по военным и промышленным объектам, железнодорожным узлам, аэродромам и морским портам на территории СССР на глубину 250 – 300 километров от государственной границы. Армады фашистских самолетов сбрасывали бомбы на мирные города Прибалтийских республик, Белоруссии, Украины, Молдавии и Крыма. Пограничные корабли и катера, вместе с другими судами Балтийского и Черноморского Флотов, своим зенитным вооружением вступили в борьбу с вра-жеской авиацией.

В числе объектов, по которым противник наносил огневые удары, были позиции войск прикрытия и места дислокации Красной Армии, а так же военные городки пограничных отрядов и комендатур. В результате артиллерийской под-готовки противника, продолжавшейся на различных участках от одного до полутора часов, подразделения и части войск прикрытия и подразделений погранотрядов понесли потери в живой силе и технике.

Кратковременный, но мощ-ный артиллерийский удар противник нанес по городкам пограничных застав, вследствие чего, все деревянные здания были разрушены или охвачены огнем, в значительной части были разрушены оборонительные сооружения, построенные вблизи городков пограничных застав, появились первые раненые и убитые пограничники.

В ночь на 22 июня немецкие диверсанты повредили почти все линии проводной связи, что нарушило управление пограничными подразделениями и войсками Красной Армии.

Вслед за ударами авиации и артиллерии, германское верховное командование двинуло свои войска вторжения на фронте 1500 километров от Балтийского моря до Карпатских гор, имея в первом эшелоне 14 танковых, 10 механи-зированных и 75 пехотных дивизий общей численностью 1 миллион 900 тысяч военнослужащих оснащенных 2500 танками, 33 тысячами орудий и минометов, при поддержке 1200 бомбардировщиков и 700 истребителей.

К моменту вражеского нападения на государственной границе находились только пограничные заставы и за ними в 3 – 5 километрах – отдельные стрелковые роты и стрелковые батальоны войск, выполнявших задачу оперативного прикрытия, а так же оборонительные сооружения укрепрайонов.

Дивизии первых эшелонов армий прикрытия находились в районах, удаленных от назначенных им рубежей развертывания в 8 – 20 километрах, что не позволило им своевременно развернуться в боевой порядок и вынуждало вступать в бой с агрессором разрозненно, по частям, неорганизованно и с большими потерями в личном составе и боевой техники.

Ход боевых действий пограничных застав и их результаты были различными. При анализе действий пограничников обязательно необходимо учитывать конкретные условия, в которых оказалась каждая застава 22 июня 1941 года. Они зависели в значительной степени от состава передовых подразделений противника, атаковавших заставу, а так же от характера местности, по которой проходила граница и направлений действий ударных группировок германской армии.

 Так, например, участок государственной границы с Восточной Пруссией проходил по равнине с большим количеством дорог, без речных преград. Именно на этом участке развернулась и наносила удар мощная немецкая группа армий “Север“. А на южном участке советско-германского фронта, где возвышались Карпатские горы и протекали реки Сан, Днестр, Прут, Дунай, действия крупных группировок войск противника были затруднены, а условия для обороны пограничных застав – благоприятные.

Кроме того, если застава размещалась в кирпичном здании, а не в деревянном, то её оборонительные возможности значительно повышались. Необходимо учитывать, что в густонаселенных районах, с хорошо освоенными сельским хозяйством земельными участками, построить взводный опорный пункт для заставы составлял большие организационные сложности, а поэтому приходилось приспособлять для обороны помещения и строить вблизи заставы крытые огневые точки.

В последнюю ночь перед войной пограничные части западных пограничных округов осуществляли усиленную охрану государственной границы. Часть личного состава пограничных застав находилась на участке границы в пограничных нарядах, основной состав во взводных опорных пунктах, несколько пограничников оставались в помещениях застав для их охраны. Личный состав резервных подразделений пограничных комендатур и отрядов находился в помещениях по месту своей постоянной дислокации.

Для командиров и красноармейцев, видевшим сосредоточение вражеских войск, неожиданным было не само нападение, а та мощность и жестокость авиационного налета и ударов артил-лерии, а так же массовость движущейся и стреляющей бронетехники. Среди пограничников паники, суеты и бесцельной стрельбы не было. Случилось то, что ожидали целый месяц. Безусловно, потери были, но не от паники и трусости.

Впереди главных сил каждого немецкого полка двигались ударные группировки силою до взвода с саперами и разведгруппы на бронетранспортерах и мотоциклах с задачами ликвидации пограничных нарядов, захвата мостов, установления мест позиций войск прикрытия Красной Армии, завершения уничтожения пограничных застав.

В целях обеспечения внезапности, эти вражеские подразделения на некоторых участках границы начали выдвижение еще в период артиллерийской и авиациионной подготовки. Для завершения уничтожения личного состава пограничных застав использовались танки, которые находясь на удалении 500 – 600 метров, вели огонь по опорным пунктам застав, оставаясь вне досягаемости вооружения заставы.

Первыми, кто обнаружил переход через государственную границу разведывательных подразделений немецко-фашистских войск, были пограничные наряды, находившиеся на службе. Используя заранее подготовленные окопы, а так же складки местности и растительность, как укрытие, они вступили в бой с противником и тем самым дали сигнал об опасности. Многие пограничники погибли в бою, а оставшиеся в живых отошли к опорным пунктам застав и включились в оборонительные действия.

На речных пограничных участках передовые подразделения противника стремились захватить мосты. Пограничные наряды для охраны мостов высылались в составе 5 – 10 человек с ручным, а иногда и со станковым пулеметом. В большинстве случаев пограничники препятствовали захвату мостов передовыми группами противника.

Противник привлекал для захвата мостов бронетехнику, осуществлял переправу своих передовых подразделений на лодках и понтонах, окружал и уничтожал пограничников. К сожалению, у пограничников не было возможности подорвать мосты через пограничную реку и они доставались врагу исправными. В боях за удержание мостов на пограничных реках принимал участие и остальной личный состав заставы, наносивший серьёзные потери вражеской пехоте, но бывший бессильным против танков и бронемашин противника.

Так при защите мостов через реку Западный Буг в полном составе погиб личный состав 4, 6, 12 и 14 пограничных застав Владимир-Волынского пограничного отряда. Так же погибли 7 и 9 пограничные заставы Перемышльского пограничного отряда в неравных боях с противником, защищая мосты через реку Сан.

В полосе, где наступали ударные группировки немецко-фашистских войск, передовые подразделения противника по численности и вооружению были более сильными, чем пограничная застава, и, к тому же, имели в своем составе танки и бронетранспортеры. На этих направлениях пограничные заставы могли сдерживать противника лишь до одного – двух часов. Пограничники огнем из пулеметов и винтовок отражал атаку пехоты противника, но вражеские танки, после разрушения оборонительных сооружений огнем из пушек, врывались в опорный пункт заставы и завершали их уничтожение.

В отдельных случаях пограничникам удавалось подбить один танк, но в большинстве случае они были бессильны против бронетехники. В неравной борьбе с врагом личный состав заставы почти весь погибал. Дольше всего держались пограничники, находившиеся в подвалах кирпичных зданий застав, и, продолжая вести бой, погибали, подорванные немецкими фугасами.

Но личный состав многих застав продолжал бой с противником из опорных пунктов застав до последнего человека. Эти бои продолжались в течение 22 июня, а отдельные заставы вели бой в окружении несколько суток.

Например, 13 застава Владимир-Волынского пограничного отряда, опираясь на прочные оборонительные сооружения и выгодные условия местности, вела бой в окружении в течение одиннадцати суток. Обороне этой заставы способствовали героические действия гарнизонов дотов укрепрайона Красной Армии, которые в период артиллерийской и авиационной подготовки противника подготовились к обороне и встретили его мощным огнем из орудий и пулеметов. В этих дотах командиры и красноармейцы оборонялись многие сутки, а кое-где и больше месяца. Немецкие войска были вынуждены обходить этот район, а, затем, используя ядовитые дымы, огнеметы и взрывчатку уничтожать героические гарнизоны.

 Влившись в ряды Красной Армии, вместе с ней пограничники вынесли всю тяжесть борьбы с немецкими захватчиками, вели борьбу с агентурой его разведки, надежно охраняли тылы Фронтов и Армий от нападений диверсантов, уничтожали прорвавшиеся группы и остатки окруженных группировок противника, повсеместно проявляя героизм и чекистскую смекалку, стойкость, мужество и беззаветную преданность Советской Родине.

Подводя итоги, необходимо сказать, что 22 июня 1941 года немецко-фашистское командование двинуло против СССР чудовищную военную машину, которая обрушилась на советский народ с особенной жестокостью, которой не было ни меры, ни названия. Но в этой сложной обстановке советские пограничники не дрогнули. В первых же боях, они проявили беспредельную преданность Отчизне, непоколебимую волю, умение сохранять стойкость и мужество, даже в минуты смертельной опасности.

Многие подробности боев нескольких десятков пограничных застав остаются до сих пор неизвестными, как и судьбы многих защитников границы. Среди безвозвратных потерь пограничников в боях в июне 1941 года, более 90% составили “пропавшие без вести”.

Не предназначенные к отражению вооруженного вторжения регулярных войск противника, пограничные заставы стойко держались под натиском превосходящих сил германской армии и её сателлитов. Гибель пограничников была оправдана тем, что, погибая целыми подразделениями, они обеспечивали выход на оборонительные рубежи частей прикрытия Красной Армии, которые в свою очередь, обеспечивали развертывание основных сил Армий и Фронтов и в конечном итоги создавали условия для разгрома германских вооруженных сил и освобождения народов СССР и Европы от фашизма.

За мужество и героизм, проявленные в первых боях с немецко-фашистскими захватчиками на государственной границе, 826 пограничников были награждены орденами и медалями СССР. 11 пограничников были удостоены звания Героя Советского Союза, из них пять человек – посмертно. Имена шестнадцати пограничников присвоены заставам, на которых они служили в день начала войны.

Вот всего несколько эпизодов боев в тот первый день войны и имена героев:

Платон Михайлович Кубов

Название маленького литовскою села Кибартай стало широко известно многим советским людям в первый же день Великой Отечественной — рядом располагалась пограничная застава, самоотверженно вступившая в неравную схватку с превосходящим противником.

В ту памятную ночь на заставе никто не спал. Пограничные наряды то и дело докладывали о появлении, вблизи границы гитлеровских войск. С первыми разрывами вражеских снарядов бойцы заняли круговую оборону, а начальник заставы лейтенант Кубов с небольшой группой пограничников выехал к месту разгоревшейся перестрелки. Три колонны гитлеровцев направлялись к заставе. Если он со своей группой примет бой здесь, постарается насколько можно задержать противника, на заставе успеют хорошо подготовиться к встрече с захватчиками...

Горстка бойцов под командованием 27-летнего лейтенанта Платона Кубова, тщательно замаскировавшись, несколько часов отражала атаки врага. Один за другим погибли все бойцы, но Кубов продолжал вести огонь из пулемета. Кончились патроны. Тогда лейтенант вскочил на коня и помчался на заставу.

Маленький гарнизон стал одной из многочисленных застав-крепостей, преградивших, пусть лишь на часы, путь врагу. Пограничники заставы сражались до последнего патрона, до последней гранаты...

Вечером к дымившимся руинам пограничной заставы пришли местные жители. Среди груды убитых вражеских солдат они отыскали изуродованные тела пограничников и похоронили их в братской могиле.

Несколько лет назад прах героев-кубовцев перенесли на территорию вновь отстроенной заставы, которой 17 августа 1963 года присвоено имя П. М. Кубова, коммуниста, уроженца села Революционное Курской области.

Алексей Васильевич Лопатин

Ранним утром 22 июня 1941 года во дворе 13-й заставы Владимира-Волынского пограничного отряда прогремели взрывы снарядов. А потом над заставой полетели самолеты с фашистской свастикой. Война! Для 25-летнего Алексея Лопатина, уроженца села Дюкова Ивановской области, она началась буквально с первой минуты. Лейтенант, за два года до этого окончивший военное училище, командовал заставой.

Гитлеровцы надеялись с ходу смять маленькое подразделение. Но просчитались. Лопатин организовал крепкую оборону. Посланная к мосту через Буг группа больше часа не давала врагу форсировать реку. Герои погибли все до одного. Оборону у заставы фашисты атаковали более суток, так и не сумев сломить сопротивление советских воинов. Тогда враги окружили заставу, решив, что пограничники сдадутся сами. Но пулеметы по-прежнему мешали продвижению гитлеровских колонн. На второй день была рассеяна рота эсэсовцев, брошенная на маленький гарнизон. На третий день фашисты послали к заставе свежую часть с артиллерией. К этому времени Лопатин укрыл своих бойцов и семьи комсостава в надежном подвале казармы и продолжал бой.

26 июня гитлеровские орудия обрушили на наземную часть казармы огонь. Однако новые атаки фашистов снова были отбиты. 27 июня на заставу посыпались термитные снаряды. Эсэсовцы рассчитывали огнем и дымом заставить советских бойцов выйти из подвала. Но опять волна гитлеровцев откатилась назад, встреченная меткими выстрелами лопатинцев. 29 июня из-под развалин были отправлены женщины и дети, а пограничники, в том числе и раненые, остались драться до конца.

И еще трое суток продолжался бой, до тех пор, пока под шквальным огнем артиллерии не обрушились руины казармы...

Звания Героя Советского Союза удостоила Родина отважного воина, кандидата в члены партии Алексея Васильевича Лопатина. Имя его 20 февраля 1954 года присвоено одной из застав на западной границе страны.

Федор Васильевич Морин

Береза у третьего блокгауза стояла, как раненый солдат с костылем, опираясь на повисший сук, перебитый осколком снаряда. Земля дрожала вокруг, черный дым стлался над руинами заставы. Вой длился уже более семи часов.

С утра застава не имела телефонной связи со штабом. Был приказ начальника отряда отойти на тыловые рубежи, но связной, посланный из комендатуры, не дошел до заставы, сраженный шальной пулей. А о том, чтобы отступить без приказа, лейтенант Федор Марин и мысли не допускал.

— Рус, сдавайся! — кричали фашисты.

Марин собрал в блокгаузе семь оставшихся в строю бойцов, обнял каждого и поцеловал.

— Лучше смерть, чем плен, — сказал командир пограничникам.

— Умрем, но не сдадимся, — услышал он в ответ.

— Надеть фуражки! Пойдем в полной форме.

Они зарядили винтовки последними патронами, еще раз обнялись и пошли на врага. Марин запел «Интернационал», бойцы подхватили, и над пожарищем зазвенело: «Это есть наш последний и решительный бой...»

Два дня спустя фашистский фельдфебель, взятый в плен бойцами батальона Красной Армии, рассказывал, как оторопели гитлеровцы, услыхав сквозь грохот революционный гимн.

Лейтенант Федор Васильевич Морин, посмертно удостоенный звания Героя Советского Союза, и сегодня в строю часовых границы. Имя его 3 сентября 1965 года присвоено заставе, которой он командовал.

Иван Иванович Пархоменко

Разбуженный на рассвете 22 июня 1941 года грохотом артиллерийской канонады, начальник, заставы старший лейтенант Максимов вскочил на коня и помчался на заставу, но, не доехав до нее, был тяжело ранен. Оборону возглавил политрук Киян, но и он вскоре погиб в схватке с фашистами. Командование заставой принял старшина Иван Пархоменко. Выполняя его указания, пулеметчики и стрелки вели меткий огонь по переправлявшимся через Буг гитлеровцам, старались не пустить их на наш берег. Но слишком велико было превосходство врага...

Бесстрашие старшины придавало пограничникам сил. Пархоменко неизменно появлялся там, где бой кипел особенно яростно, где нужны были его смелость и командирская воля. Осколок вражеского снаряда не миновал Ивана. Но и с перебитой ключицей Пархоменко продолжал руководить боем.

Солнце уже стояло в зените, когда окоп, в котором сосредоточились последние защитники заставы, был окружен. Стрелять могли только трое, в том числе старшина. У Пархоменко оставалась последняя граната. К окопу приближались гитлеровцы. Старшина, собрав силы, швырнул гранату к подошедшей машине, сразив трех офицеров. Истекая кровью, Пархоменко сполз на дно окопа...

До роты гитлеровцев истребили бойцы пограничной заставы под командованием Ивана Пархоменко, ценою своих жизней они на восемь часов задержали продвижение врага.

22 июня, ровно в 4 утра

Александр Попов написал 22 июня 2012, 11:05

 В это раннее утро 1941г., враг нанес страшный, неожиданный удар по СССР. С первых минут, воины-пограничники первыми вступили в смертельную схватку с фашистскими захватчиками и мужественно защищали нашу Родину, отстаивая каждую пядь советской земли.

В 4.00 22 июня 1941 г. после мощной артиллерийской подготовки передовые отряды фашистских войск атаковали пограничные заставы от Балтийского до Черного моря. Несмотря на огромное превосходство противника в живой силе и технике, пограничники стойко сражались, героически умирали, но без приказа не покидали обороняемых рубежей.

В течении многих часов (а на отдельных участках и несколько суток) заставы в упорных боях сдерживали на линии границы фашистские части, не давая им захватить мосты и переправы через пограничные реки. Невиданной стойкостью и мужеством, ценой своих жизней пограничники стремились задержать продвижение передовых частей немецко-фашистских войск. Каждая застава была маленькой крепостью, враг не мог овладеть ею, пока был жив хоть один пограничник .

Тридцать минут отвел гитлеровский генеральный штаб на уничтожение советских пограничных застав. Но этот расчет оказался несостоятельным.

Ни одна из почти 2000 застав, которые приняли на себя неожиданный удар превосходящих сил противника не дрогнула, не сдалась, ни одна!

Бойцы границы первыми отразили напор фашистских завоевателей. Они первыми оказались под обстрелом танковых и моторизованных полчищ врага. Раньше всех они вступились за честь, свободу и независимость своей Родины. Первыми жертвами войны и первыми ее героями были советские пограничники.

 Наиболее мощным атакам подверглись пограничные заставы, находящиеся на направлении главных ударов немецко-фашистских войск. В полосе наступления группы армий «Центр» на участке Августовского погранотряда границу перешли две дивизии фашистов. Враг рассчитывал уничтожить пограничные заставы за 20 минут.

 1-я пограничная застава старшего лейтенанта А.Н. Сивачева оборонялась 12 часов, полностью погибла.

3-я застава лейтенанта В.М. Усова сражалась 10 часов, 36 пограничников отбили семь атак фашистов, а когда кончились патроны поднялись в штыковую атаку.

4-я застава лейтенанта Ф.П. Кириченко вела бой до вечера 22 июня.

Мужество и героизм проявили пограничники Ломжинского погранотряда.

4-я застава лейтенанта В.Г. Малиева вела бой до 12 часов 23 июня, в живых осталось 13 человек.

17-я пограничная застава вела бой с пехотным батальоном противника до 7 часов 23 июня, а 2 и 13 заставы держали оборону до 12 часов 22 июня и только по приказу, оставшиеся в живых пограничники , отошли со своих рубежей.

Храбро сражались с врагом пограничники 2-й и 8-й застав Чижевского погранотряда.

 Немеркнущей славой покрыли себя пограничники Брестского погранотряда. 2-я и 3-я заставы держались до 18 часов 22 июня. 4-я застава старшего лейтенанта И.Г. Тихонова, расположенная у реки, несколько часов не давала возможность противнику переправиться на восточный берег. При этом было уничтожено свыше 100 захватчиков, 5 танков , 4 орудия и отбито три атаки противника.

В своих воспоминаниях, немецкие офицеры и генералы отмечали, что в плен попадали только раненые пограничники, ни один из них не поднял руки, не сложил оружие.

Пройдя торжественным маршем по всей Европе, фашисты с первых минут столкнулись с невиданным упорством и героизмом бойцов в зеленых фуражках, хотя превосходство немцев в живой силе было 10 – 30 кратным, были привлечены артиллерия, танки, самолеты, но пограничники стояли насмерть.

Бывший командующий немецкой 3-й танковой группой генерал-полковник Г. Гот впоследствии вынужден был признать: «обе дивизии 5-го армейского корпуса сразу же после перехода границы натолкнулись на окопавшееся охранение противника, которое, несмотря на отсутствие артиллерийской поддержки, удерживала свои позиции до последнего».

Во многом это связано с отбором и комплектованием пограничных застав.

Комплектование личным составом осуществлялось из всех республик СССР. Младший начальствующий состав и красноармейцы призывались в возрасте 20 лет на 3 года (в морских частях служили 4 года). Кадры начальствующего состава для Пограничных войск готовили десять пограничных училищ (школ), Ленинградское военно-морское училище, Высшая школа НКВД, а так же Военная Академия имени Фрунзе и Военно-политическая академия имени В. И.Ленина.

Младший начальствующий состав готовился в окружных и отрядных школах МНС, красноармейцы – на временных учебных пунктах при каждом погранотряде или отдельной пограничной части, а морские специалисты обучались в двух учебных пограничных морских отрядах.

В 1939 – 1941 году при укомплектовании пограничных частей и подразделений на западном участке границы, руководство Пограничных войск стремилось назначать на командные должности в пограничных отрядах и комендатурах лиц среднего и старшего начальствующего состава имеющих опыт службы, особенно участников боевых действий на Халхин - голе и на границе с Финляндией. Сложнее было укомплектовывать начальствующим составом пограничные и резервные заставы.

К началу 1941 года количество пограничных застав удвоилось, а пограничные училища не могли сразу обеспечить резко возросшую потребность в среднем начальствующем составе, поэтому осенью 1939 года были организованы курсы ускоренной подготовки командования застав из младшего начальствующего состава и красноармейцев третьего года службы, причем преимущество предоставлялось лицам имеющим боевой опыт. Все это позволило к 1 января 1941 года полностью укомплектовать все пограничные и резервные заставы по штату.

В целях подготовки к отражению агрессии фашистской Германии, Правительство СССР повысило плотность охраны западного участка государственной границы страны: от Баренцева моря до Черного моря. Этот участок охранялся 8 пограничными округами, включающими 49 пограничных отрядов, 7 отрядов пограничных судов, 10 отдельных пограничных комендатур и три отдельные авиаэскадрильи.

Общая численность 87459 человек, из которых 80% личного состава находились непосредственно на государственной границе, в том числе на советско-германской границе - 40963 советских пограничника. Из 1747 пограничных застав, охранявших государственную границу СССР, 715 - находись на западной границе страны.

Организационно пограничные отряды состояли из 4 пограничных комендатур (в каждой 4 линейные заставы и одна резервная застава), маневренной группы (отрядной резерв из четырех застав, общей численностью 200 – 250 человек), школы младшего начальствующего состава – 100 человек, штаба, разведотделения, политоргана и тыла. Всего в отряде было до 2000 пограничников. Пограничный отряд охранял сухопутный участок границы протяженностью до 180 километров, на морском побережье – до 450 километров.

 Пограничные заставы в июне 1941 года были штатной численностью 42 и 64 человека в зависимости от конкретных условий местности и других условий обстановки. На заставе численностью 42 человека находились начальник заста-вы и его заместитель, старшина заставы и 4 командира отделений.

Её воружение состояло из одного станкового пулемета Максима, трех ручных пулеметов Дегтярева и 37 пятизарядных винтовок образца 1891/30 года, Боезапас заставы составлял: патронов калибра 7,62 мм – по 200 штук на каждую винтовку и по 1600 штук на каждый ручной пулемет, 2400 штук на станковый пулемет, ручных гранат РГД – по 4 штуки на каждого пограничника и 10 противотан-ковых гранат на всю заставу. Эффективная дальность стрельбы винтовок - до 400 метров, пулеметов – до 600 метров.

На погранзаставе численностью 64 человека находились начальник заставы и два его заместителя, старшина и 7 командиров отделений. Её вооружение: два станковых пулемета Максима, четыре ручных пулемета и 56 винтовок. Соответственно, количество боеприпасов было больше. По решению начальника пограничного отряда на заставы, где складывалась наиболее угрожаемая обстановка, количество патронов было увеличено в полтора раза, но последующее развитие событий показало, что и этого запаса хватало всего на 1 – 2 дня оборонительных действий. Единственным техническим средством связи заставы был полевой телефон. Транспортным средством были две пароконные повозки.

Поскольку Пограничные войска во время службы постоянно встречали на границе различных нарушителей, в том числе и вооруженных и в составе групп, с которыми часто приходилось вести бой, то степень подготовленности всех категорий пограничников была хорошая, а боеготовность таких подразделений, как пограничная застава и пограничный пост, корабль, была фактически постоянно полная.

В 4 часа по московскому времени 22 июня 1941 года Германская авиация и артиллерия одновременно на всем протяжении государственной границы СССР от Балтийского до Черного морей нанесли массированные огневые удары по военным и промышленным объектам, железнодорожным узлам, аэродромам и морским портам на территории СССР на глубину 250 – 300 километров от государственной границы. Армады фашистских самолетов сбрасывали бомбы на мирные города Прибалтийских республик, Белоруссии, Украины, Молдавии и Крыма. Пограничные корабли и катера, вместе с другими судами Балтийского и Черноморского Флотов, своим зенитным вооружением вступили в борьбу с вра-жеской авиацией.

В числе объектов, по которым противник наносил огневые удары, были позиции войск прикрытия и места дислокации Красной Армии, а так же военные городки пограничных отрядов и комендатур. В результате артиллерийской под-готовки противника, продолжавшейся на различных участках от одного до полутора часов, подразделения и части войск прикрытия и подразделений погранотрядов понесли потери в живой силе и технике.

Кратковременный, но мощ-ный артиллерийский удар противник нанес по городкам пограничных застав, вследствие чего, все деревянные здания были разрушены или охвачены огнем, в значительной части были разрушены оборонительные сооружения, построенные вблизи городков пограничных застав, появились первые раненые и убитые пограничники.

В ночь на 22 июня немецкие диверсанты повредили почти все линии проводной связи, что нарушило управление пограничными подразделениями и войсками Красной Армии.

Вслед за ударами авиации и артиллерии, германское верховное командование двинуло свои войска вторжения на фронте 1500 километров от Балтийского моря до Карпатских гор, имея в первом эшелоне 14 танковых, 10 механи-зированных и 75 пехотных дивизий общей численностью 1 миллион 900 тысяч военнослужащих оснащенных 2500 танками, 33 тысячами орудий и минометов, при поддержке 1200 бомбардировщиков и 700 истребителей.

К моменту вражеского нападения на государственной границе находились только пограничные заставы и за ними в 3 – 5 километрах – отдельные стрелковые роты и стрелковые батальоны войск, выполнявших задачу оперативного прикрытия, а так же оборонительные сооружения укрепрайонов.

Дивизии первых эшелонов армий прикрытия находились в районах, удаленных от назначенных им рубежей развертывания в 8 – 20 километрах, что не позволило им своевременно развернуться в боевой порядок и вынуждало вступать в бой с агрессором разрозненно, по частям, неорганизованно и с большими потерями в личном составе и боевой техники.

Ход боевых действий пограничных застав и их результаты были различными. При анализе действий пограничников обязательно необходимо учитывать конкретные условия, в которых оказалась каждая застава 22 июня 1941 года. Они зависели в значительной степени от состава передовых подразделений противника, атаковавших заставу, а так же от характера местности, по которой проходила граница и направлений действий ударных группировок германской армии.

 Так, например, участок государственной границы с Восточной Пруссией проходил по равнине с большим количеством дорог, без речных преград. Именно на этом участке развернулась и наносила удар мощная немецкая группа армий “Север“. А на южном участке советско-германского фронта, где возвышались Карпатские горы и протекали реки Сан, Днестр, Прут, Дунай, действия крупных группировок войск противника были затруднены, а условия для обороны пограничных застав – благоприятные.

Кроме того, если застава размещалась в кирпичном здании, а не в деревянном, то её оборонительные возможности значительно повышались. Необходимо учитывать, что в густонаселенных районах, с хорошо освоенными сельским хозяйством земельными участками, построить взводный опорный пункт для заставы составлял большие организационные сложности, а поэтому приходилось приспособлять для обороны помещения и строить вблизи заставы крытые огневые точки.

В последнюю ночь перед войной пограничные части западных пограничных округов осуществляли усиленную охрану государственной границы. Часть личного состава пограничных застав находилась на участке границы в пограничных нарядах, основной состав во взводных опорных пунктах, несколько пограничников оставались в помещениях застав для их охраны. Личный состав резервных подразделений пограничных комендатур и отрядов находился в помещениях по месту своей постоянной дислокации.

Для командиров и красноармейцев, видевшим сосредоточение вражеских войск, неожиданным было не само нападение, а та мощность и жестокость авиационного налета и ударов артил-лерии, а так же массовость движущейся и стреляющей бронетехники. Среди пограничников паники, суеты и бесцельной стрельбы не было. Случилось то, что ожидали целый месяц. Безусловно, потери были, но не от паники и трусости.

Впереди главных сил каждого немецкого полка двигались ударные группировки силою до взвода с саперами и разведгруппы на бронетранспортерах и мотоциклах с задачами ликвидации пограничных нарядов, захвата мостов, установления мест позиций войск прикрытия Красной Армии, завершения уничтожения пограничных застав.

В целях обеспечения внезапности, эти вражеские подразделения на некоторых участках границы начали выдвижение еще в период артиллерийской и авиациионной подготовки. Для завершения уничтожения личного состава пограничных застав использовались танки, которые находясь на удалении 500 – 600 метров, вели огонь по опорным пунктам застав, оставаясь вне досягаемости вооружения заставы.

Первыми, кто обнаружил переход через государственную границу разведывательных подразделений немецко-фашистских войск, были пограничные наряды, находившиеся на службе. Используя заранее подготовленные окопы, а так же складки местности и растительность, как укрытие, они вступили в бой с противником и тем самым дали сигнал об опасности. Многие пограничники погибли в бою, а оставшиеся в живых отошли к опорным пунктам застав и включились в оборонительные действия.

На речных пограничных участках передовые подразделения противника стремились захватить мосты. Пограничные наряды для охраны мостов высылались в составе 5 – 10 человек с ручным, а иногда и со станковым пулеметом. В большинстве случаев пограничники препятствовали захвату мостов передовыми группами противника.

Противник привлекал для захвата мостов бронетехнику, осуществлял переправу своих передовых подразделений на лодках и понтонах, окружал и уничтожал пограничников. К сожалению, у пограничников не было возможности подорвать мосты через пограничную реку и они доставались врагу исправными. В боях за удержание мостов на пограничных реках принимал участие и остальной личный состав заставы, наносивший серьёзные потери вражеской пехоте, но бывший бессильным против танков и бронемашин противника.

Так при защите мостов через реку Западный Буг в полном составе погиб личный состав 4, 6, 12 и 14 пограничных застав Владимир-Волынского пограничного отряда. Так же погибли 7 и 9 пограничные заставы Перемышльского пограничного отряда в неравных боях с противником, защищая мосты через реку Сан.

В полосе, где наступали ударные группировки немецко-фашистских войск, передовые подразделения противника по численности и вооружению были более сильными, чем пограничная застава, и, к тому же, имели в своем составе танки и бронетранспортеры. На этих направлениях пограничные заставы могли сдерживать противника лишь до одного – двух часов. Пограничники огнем из пулеметов и винтовок отражал атаку пехоты противника, но вражеские танки, после разрушения оборонительных сооружений огнем из пушек, врывались в опорный пункт заставы и завершали их уничтожение.

В отдельных случаях пограничникам удавалось подбить один танк, но в большинстве случае они были бессильны против бронетехники. В неравной борьбе с врагом личный состав заставы почти весь погибал. Дольше всего держались пограничники, находившиеся в подвалах кирпичных зданий застав, и, продолжая вести бой, погибали, подорванные немецкими фугасами.

Но личный состав многих застав продолжал бой с противником из опорных пунктов застав до последнего человека. Эти бои продолжались в течение 22 июня, а отдельные заставы вели бой в окружении несколько суток.

Например, 13 застава Владимир-Волынского пограничного отряда, опираясь на прочные оборонительные сооружения и выгодные условия местности, вела бой в окружении в течение одиннадцати суток. Обороне этой заставы способствовали героические действия гарнизонов дотов укрепрайона Красной Армии, которые в период артиллерийской и авиационной подготовки противника подготовились к обороне и встретили его мощным огнем из орудий и пулеметов. В этих дотах командиры и красноармейцы оборонялись многие сутки, а кое-где и больше месяца. Немецкие войска были вынуждены обходить этот район, а, затем, используя ядовитые дымы, огнеметы и взрывчатку уничтожать героические гарнизоны.

 Влившись в ряды Красной Армии, вместе с ней пограничники вынесли всю тяжесть борьбы с немецкими захватчиками, вели борьбу с агентурой его разведки, надежно охраняли тылы Фронтов и Армий от нападений диверсантов, уничтожали прорвавшиеся группы и остатки окруженных группировок противника, повсеместно проявляя героизм и чекистскую смекалку, стойкость, мужество и беззаветную преданность Советской Родине.

Подводя итоги, необходимо сказать, что 22 июня 1941 года немецко-фашистское командование двинуло против СССР чудовищную военную машину, которая обрушилась на советский народ с особенной жестокостью, которой не было ни меры, ни названия. Но в этой сложной обстановке советские пограничники не дрогнули. В первых же боях, они проявили беспредельную преданность Отчизне, непоколебимую волю, умение сохранять стойкость и мужество, даже в минуты смертельной опасности.

Многие подробности боев нескольких десятков пограничных застав остаются до сих пор неизвестными, как и судьбы многих защитников границы. Среди безвозвратных потерь пограничников в боях в июне 1941 года, более 90% составили “пропавшие без вести”.

Не предназначенные к отражению вооруженного вторжения регулярных войск противника, пограничные заставы стойко держались под натиском превосходящих сил германской армии и её сателлитов. Гибель пограничников была оправдана тем, что, погибая целыми подразделениями, они обеспечивали выход на оборонительные рубежи частей прикрытия Красной Армии, которые в свою очередь, обеспечивали развертывание основных сил Армий и Фронтов и в конечном итоги создавали условия для разгрома германских вооруженных сил и освобождения народов СССР и Европы от фашизма.

За мужество и героизм, проявленные в первых боях с немецко-фашистскими захватчиками на государственной границе, 826 пограничников были награждены орденами и медалями СССР. 11 пограничников были удостоены звания Героя Советского Союза, из них пять человек – посмертно. Имена шестнадцати пограничников присвоены заставам, на которых они служили в день начала войны.

Вот всего несколько эпизодов боев в тот первый день войны и имена героев:

Платон Михайлович Кубов

Название маленького литовскою села Кибартай стало широко известно многим советским людям в первый же день Великой Отечественной — рядом располагалась пограничная застава, самоотверженно вступившая в неравную схватку с превосходящим противником.

В ту памятную ночь на заставе никто не спал. Пограничные наряды то и дело докладывали о появлении, вблизи границы гитлеровских войск. С первыми разрывами вражеских снарядов бойцы заняли круговую оборону, а начальник заставы лейтенант Кубов с небольшой группой пограничников выехал к месту разгоревшейся перестрелки. Три колонны гитлеровцев направлялись к заставе. Если он со своей группой примет бой здесь, постарается насколько можно задержать противника, на заставе успеют хорошо подготовиться к встрече с захватчиками...

Горстка бойцов под командованием 27-летнего лейтенанта Платона Кубова, тщательно замаскировавшись, несколько часов отражала атаки врага. Один за другим погибли все бойцы, но Кубов продолжал вести огонь из пулемета. Кончились патроны. Тогда лейтенант вскочил на коня и помчался на заставу.

Маленький гарнизон стал одной из многочисленных застав-крепостей, преградивших, пусть лишь на часы, путь врагу. Пограничники заставы сражались до последнего патрона, до последней гранаты...

Вечером к дымившимся руинам пограничной заставы пришли местные жители. Среди груды убитых вражеских солдат они отыскали изуродованные тела пограничников и похоронили их в братской могиле.

Несколько лет назад прах героев-кубовцев перенесли на территорию вновь отстроенной заставы, которой 17 августа 1963 года присвоено имя П. М. Кубова, коммуниста, уроженца села Революционное Курской области.

Алексей Васильевич Лопатин

Ранним утром 22 июня 1941 года во дворе 13-й заставы Владимира-Волынского пограничного отряда прогремели взрывы снарядов. А потом над заставой полетели самолеты с фашистской свастикой. Война! Для 25-летнего Алексея Лопатина, уроженца села Дюкова Ивановской области, она началась буквально с первой минуты. Лейтенант, за два года до этого окончивший военное училище, командовал заставой.

Гитлеровцы надеялись с ходу смять маленькое подразделение. Но просчитались. Лопатин организовал крепкую оборону. Посланная к мосту через Буг группа больше часа не давала врагу форсировать реку. Герои погибли все до одного. Оборону у заставы фашисты атаковали более суток, так и не сумев сломить сопротивление советских воинов. Тогда враги окружили заставу, решив, что пограничники сдадутся сами. Но пулеметы по-прежнему мешали продвижению гитлеровских колонн. На второй день была рассеяна рота эсэсовцев, брошенная на маленький гарнизон. На третий день фашисты послали к заставе свежую часть с артиллерией. К этому времени Лопатин укрыл своих бойцов и семьи комсостава в надежном подвале казармы и продолжал бой.

26 июня гитлеровские орудия обрушили на наземную часть казармы огонь. Однако новые атаки фашистов снова были отбиты. 27 июня на заставу посыпались термитные снаряды. Эсэсовцы рассчитывали огнем и дымом заставить советских бойцов выйти из подвала. Но опять волна гитлеровцев откатилась назад, встреченная меткими выстрелами лопатинцев. 29 июня из-под развалин были отправлены женщины и дети, а пограничники, в том числе и раненые, остались драться до конца.

И еще трое суток продолжался бой, до тех пор, пока под шквальным огнем артиллерии не обрушились руины казармы...

Звания Героя Советского Союза удостоила Родина отважного воина, кандидата в члены партии Алексея Васильевича Лопатина. Имя его 20 февраля 1954 года присвоено одной из застав на западной границе страны.

Федор Васильевич Морин

Береза у третьего блокгауза стояла, как раненый солдат с костылем, опираясь на повисший сук, перебитый осколком снаряда. Земля дрожала вокруг, черный дым стлался над руинами заставы. Вой длился уже более семи часов.

С утра застава не имела телефонной связи со штабом. Был приказ начальника отряда отойти на тыловые рубежи, но связной, посланный из комендатуры, не дошел до заставы, сраженный шальной пулей. А о том, чтобы отступить без приказа, лейтенант Федор Марин и мысли не допускал.

— Рус, сдавайся! — кричали фашисты.

Марин собрал в блокгаузе семь оставшихся в строю бойцов, обнял каждого и поцеловал.

— Лучше смерть, чем плен, — сказал командир пограничникам.

— Умрем, но не сдадимся, — услышал он в ответ.

— Надеть фуражки! Пойдем в полной форме.

Они зарядили винтовки последними патронами, еще раз обнялись и пошли на врага. Марин запел «Интернационал», бойцы подхватили, и над пожарищем зазвенело: «Это есть наш последний и решительный бой...»

Два дня спустя фашистский фельдфебель, взятый в плен бойцами батальона Красной Армии, рассказывал, как оторопели гитлеровцы, услыхав сквозь грохот революционный гимн.

Лейтенант Федор Васильевич Морин, посмертно удостоенный звания Героя Советского Союза, и сегодня в строю часовых границы. Имя его 3 сентября 1965 года присвоено заставе, которой он командовал.

Иван Иванович Пархоменко

Разбуженный на рассвете 22 июня 1941 года грохотом артиллерийской канонады, начальник, заставы старший лейтенант Максимов вскочил на коня и помчался на заставу, но, не доехав до нее, был тяжело ранен. Оборону возглавил политрук Киян, но и он вскоре погиб в схватке с фашистами. Командование заставой принял старшина Иван Пархоменко. Выполняя его указания, пулеметчики и стрелки вели меткий огонь по переправлявшимся через Буг гитлеровцам, старались не пустить их на наш берег. Но слишком велико было превосходство врага...

Бесстрашие старшины придавало пограничникам сил. Пархоменко неизменно появлялся там, где бой кипел особенно яростно, где нужны были его смелость и командирская воля. Осколок вражеского снаряда не миновал Ивана. Но и с перебитой ключицей Пархоменко продолжал руководить боем.

Солнце уже стояло в зените, когда окоп, в котором сосредоточились последние защитники заставы, был окружен. Стрелять могли только трое, в том числе старшина. У Пархоменко оставалась последняя граната. К окопу приближались гитлеровцы. Старшина, собрав силы, швырнул гранату к подошедшей машине, сразив трех офицеров. Истекая кровью, Пархоменко сполз на дно окопа...

До роты гитлеровцев истребили бойцы пограничной заставы под командованием Ивана Пархоменко, ценою своих жизней они на восемь часов задержали продвижение врага.

21 октября 1967 года имя комсомольца И. И. Пархоменко присвоено одной ив пограничных застав.