Нижний Новгород,
набережная Гребного канала

Тел./Факс: +7 (831) 432-22-50
park.pobedynn2012@mail.ru
Время работы: 9:00 - 21:00

ПАМЯТЬ. БРАТСКАЯ МОГИЛА В... ИНТЕРНЕТЕ.

В Архангельске прошла Всероссийская конференция на тему: «Всероссийская электронная Книга памяти и поисковое движение России», организаторами которой были «Российский центр гражданского и патриотического воспитания детей и молодежи» Федерального агентства по образованию Министерства образования и науки России, комитет по делам женщин, семьи и молодежи администрации Архангельской области, социально-мемориальный центр «Поиск» Архангельской области. В работе конференции принимали участие представители поисковых отрядов и объединений из 18 регионов России, в том числе из Нижнего Новгорода, а также зам. начальника Военно-мемориального центра Вооруженных Сил России полковник А. Таранов. На конференции был представлен пилотный проект Объединенного банка данных, в который войдут все сведения о погибших в годы Великой Отечественной войны.

 

«…Люблю…»

 

Летом нынешнего года на местах сражений в Новгородской области поисковики обнаружили медальон с запиской погибшего солдата. Время стерло все – фамилию бойца и адрес его родных, удалось прочесть всего лишь одно слово: «люблю». Какой же мощной энергетикой обладает это слово… В вечность ушел солдат, неизвестно, жива ли его любимая, но эта любовь оказалась сильней смерти.

 «Маруся, прощай, любил тебя до последней капли жизни. Твой Леня». Судьбу автора этих последних в жизни строк из медальона поисковики установить сумели. Алексей Лобченков, паренек из Смоленска,  навеки остался 19-летним.

 «Здравствуйте, дорогие отец и мать! – написал в своем последнем письме с фронта Александр Беляев. – Обо мне сильно не горюйте. На фронте дела идут веселые. Немца гонят и финна бьют. Сижу под елкой и только хотелось бы посмотреть на вас, больше ничего». В конце письма боец написал, сколько прожил: 17 лет, 9 месяцев, 26 дней. На следующий день, 23 июня 44-го, под Выборгом, он был убит немецкой пулей. Останки паренька вместе с медальоном были найдены спустя почти 60 лет…

 До 22 июня 41-го они жили, работали, а началась война – и на фронт пошли, как на работу, только детей оставляя дома навсегда. Каким философским спокойствием веет от строк солдата Александра Акиндинова: «…Не горюйте и не расстраивайтесь. Надо думать одно – война. Не я первый, не я последний. На сердце у меня спокойно, так и вам советую. Надо жить весело и, главное, учить детей». Он пропал без вести в декабре 41-го. О судьбе отца дети Александра Акиндинова узнали спустя десятилетия, благодаря сохранившейся записке в медальоне.

 

Журавлиным клином

 

Они шли в атаку по глубокому снегу, 33 солдата, на деревню Турово в Новгородской области. Шли журавлиным клином. Внезапно ударили немецкие пулеметы. Так, журавлиным клином, они и ушли на небо, скошенные пулеметными очередями. Похоронили этих солдат спустя несколько десятилетий…

 В кустарнике в нескольких метрах от насыпи на перегоне железной дороги Кириши – Чудово в Ленинградской области поисковики нашли останки 32-х советских солдат, погибших в январе 42-го. Косточки их пальцев все еще сжимали винтовки, вокруг было множество стреляных гильз… У 25 из погибших были найдены медальоны, 9 удалось прочесть. Десятилетиями рядом с лежавшими на поверхности погибшими солдатами грохотали составы, пассажиры смотрели на них в окна из вагонов… Поисковики установили, что дрался здесь 86-й отдельный лыжный батальон. Через месяц боев из 572 молодых и здоровых парней осталось 40…

 Благодаря поисковикам удалось восстановить подробности гибели на Волховском фронте 47-го отдельного лыжного батальона под командованием старшего лейтенанта А. Ерастова. Против батальона из 350 бойцов немцы бросили полк СС численностью более 1300 человек. По рассказам местных жителей, озверевшие немцы после боя вешали даже убитых лыжников. Своих убитых немцы увезли, а наши лежали в болоте 60 лет.

 У деревни Цемена под Старой Руссой в полном составе погиб батальон наших морских пехотинцев. Поисковики несколько лет искали место в карьере, куда бросили гитлеровцы погибших. Нашли, похоронили по-человечески. Сейчас на месте погребения моряков стоит якорь с надписью: «Братишкам из 75-й морской стрелковой бригады».

 Один из поисковиков на встрече в Архангельске рассказал такую историю:

 -Работали с миноискателем на поле боя в новгородских лесах. Вдруг заметил, что неподалеку над лесом кружит и курлычит журавль, словно зовет нас. Подошли – на полянке в окопчике лежат косточки нашего солдата…  Журавль сразу же улетел.

 Может быть, был тот журавлик душой погибшего солдата…

 Алексей Кузнецов, командир поискового отряда «Броня» из Саранска, на конференцию в Архангельск приехал, едва закончив работу в экспедиции в Зубцовском районе Тверской области. За несколько дней он и трое его друзей нашли на местах боев останки 51 советского солдата, погибших в составе 164-й стрелковой дивизии. Рассказал, что работы там хватит надолго…

 

«Мы мертвым глаза не закрыли…»

 

После Куликовской битвы ратники Дмитрия Донского восемь дней хоронили своих погибших товарищей и не ушли, пока не погребли всех, по-христиански. Александр Невский, разгромивший немцев на Чудском озере, праздновать победу разрешил только тогда, когда были собраны и выловлены из озера все погибшие в битве русские воины. Такими были традиции в русской армии испокон веков. В Великой Отечественной к своим  мертвым с первых дней войны отношение было иное. Не случайно написал Константин Симонов: «Мы мертвым глаза не закрыли…». Армия отступала с тяжелейшими потерями, часто хоронить погибших было просто некому. Только 1 апреля 1942-го Сталин издал постановление о порядке захоронения погибших в боях и возложил эту обязанность на местные советы. Но до похорон ли своих солдат было уцелевшим в оккупации русским бабам, пахавшим землю на себе, когда надо было думать прежде всего, как спасти от голодной смерти ребятишек… Во многих районах России после ухода немцев живых в сгоревших деревнях было в тысячи раз меньше, чем лежавших в полях, лесах и болотах наших убитых солдат.

 Только в начале 44-го приказом наркома обороны было предписано устанавливать на захоронениях военнослужащих временные или постоянные памятники с указанием воинских званий, фамилий, дат их гибели. Но вот закончилась война, 18 февраля 46-го – Постановление Совнаркома: «До 1 июня 1946 года взять на учет существующие военные кладбища, братские и индивидуальные могилы погибших воинов Красной Армии и партизан». И опять эта обязанность была возложена на местные советы. Могилы в порядок привели, но о лежавших в лесах погибших солдатах опять не вспомнили.

 Страна возводила к юбилеям Победы огромные мемориальные комплексы из гранита и мрамора, не жалела денег на красочные фейерверки, у ветеранов к круглым датам прибавлялось наград, а их навсегда оставшиеся молодыми однополчане так и лежали непогребенными в полях подо Ржевом, в новгородских лесах, на «Невском пятачке», по всей линии огромного фронта. Лежали и лежат сейчас сотнями тысяч. Треть погибших в Великую Отечественную по Книгам памяти считаются пропавшими без вести. Это позор нации.

 Несколько лет назад кое-где в России по инициативе иностранцев и с согласия местных властей начали восстанавливать захоронения наших врагов. В Воронежской области есть ухоженное кладбище венгерских солдат, воевавших против русских, у деревни Сологубовка в Ленинградской области, в пяти километрах от Синявинских высот, где полегли десятки тысяч советских солдат, восстановлено немецкое кладбище, здесь 30 тысяч ухоженных могил. А останки наших солдат так и лежат тысячами в окрестных лесах. Все ближе к местам боев Великой Отечественной подступают коттеджные поселки «новых русских». Бывает, что особняки строят чуть ли не на старых окопах. «Люди ходят по людям», с негодованием рассказал один из поисковиков. Живут в этих особняках, как папуасы времен Миклухо-Маклая, почти на костях. И ничего, не страшно. И не стыдно.

 

«Вахта памяти»

 

Только в 1988 году в стране началось организованное поисковое движение, имеющее цель искать и достойно хоронить погибших советских солдат. Первая «Вахта памяти» -  в 1989 году, в лесах у села Мясной бор под Новгородом. За три недели  две тысячи поисковиков тогда нашли здесь и захоронили 4737 бойцов и командиров Красной Армии.

 Каждый год сотни отрядов и групп поисковиков выезжают на места сражений. Более 8 тысяч наших солдат нашли в лесах и болотах и достойно похоронили парни из архангельского социально-мемориального центра «Поиск» (директор – Игорь Иванович Ивлев). Кстати, это единственное в России общественное объединение, ставшее государственной организацией, чтобы профессионально заниматься поиском и установлением судеб погибших воинов. Архангельский «Поиск» вернул из небытия 1500 имен погибших солдат. Тысячи людей благодаря «Поиску» теперь знают, где и как погибли их отцы и деды.

 В Кирове, например, зачинателем поискового движения стал ветеран Великой Отечественной войны Герман Якшин. За 10 лет экспедиций он один поднял на местах боев и захоронил 1302 советских солдата – полк! В Кировской области сегодня действует 16 поисковых отрядов, за  эти годы ребята нашли в новгородских и тверских лесах и похоронили 4 тысячи солдат!

 

Справка: в России сейчас 420 поисковых отрядов, в которых работают 60 тысяч патриотов. каждый год поисковики находят на местах боев на территории России и хоронят 15-16 тысяч советских солдат. Всего за 18 лет поисковых работ было найдено и похоронено 200 тысяч погибших воинов…

 Едва растает снег, они едут туда, где гремели бои, в леса, где время остановилось, где до сих пор под корнями деревьев солдатские каски, осколки, гильзы, и косточки их дедов и прадедов. Это тяжелейший труд, и не только физически. «А потом телевизионщики пожелали взять у меня, как заместителя командира, интервью, - рассказала одна из девушек кировского поискового отряда. – Только сказать я ничего не смогла – душили слезы».

 

Отдельный специальный…

 

А что же государство, армия, наконец? Неужели еще несколько поколений, теперь уже правнуков победителей, так и будут ездить одни на места сражений, чтобы искать и хоронить своих прадедов?

 Постановлений и указов с правильными словами за последние годы было немало. Дело началось недавно. 22 января сего года Президент России Владимир Путин своим Указом возложил на Министерство обороны обязанности по поиску и захоронению погибших при защите Отечества. Тогда же на станции Мга в Ленинградской области был срочно сформирован отдельный специальный поисковый батальон из 300 человек. ( подобная часть в Белоруссии сформирована и работает давно – авт. ). Это были в основном солдаты последнего года службы. Отборные «деды» из Кантемировской дивизии. Сначала командиры сомневались, удастся ли их вообще в конце службы заставить взяться за лопаты. Ничего, взялись. «Через два месяца это были уже другие люди…» – рассказал зам. начальника Военно-мемориального центра Вооруженных Сил России полковник Андрей Таранов. Батальон работал на «Невском пятачке», за месяц здесь нашли останки 908 советских солдат, у 69 уцелели медальоны. Троих родственников погибших солдат удалось найти через несколько дней. На торжественную церемонию захоронения накануне Дня Победы приезжал министр обороны России Сергей Иванов. Мог ли кто-нибудь остаться равнодушным, когда тронулась в последний путь огромная процессия из ста красных солдатских гробов…

 Специальный поисковый батальон Министерства обороны России будет продолжать работать и дальше. Полторы тысячи заявлений уже поступили в батальон от юных российских поисковиков, желающих служить в его составе.

 

Все судьбы в единую слиты

 

И, наконец, еще один, самый важный шаг государства в деле действительного увековечивания памяти погибших защитников Отечества. Президент России поддержал инициативу архангельского «Поиска»: принято решение о создании электронной Книги памяти. Двести пятьдесят девушек – те самые, что совсем недавно несколько дней принимали телефонные звонки россиян Президенту – начали беспрецедентную по масштабам, рассчитанную на 4 года работу. С помощью современных информационных технологий в Интернете будет создан сайт с информацией обо всех погибших в годы Великой Отечественной. Предстоит отсканировать тысячу томов Книги памяти из всех регионов России, 31 тысячу дел архива с боевыми донесениями о потерях из частей и соединений, проверить и учесть 37 тысяч мест захоронений. Увы, но до сих пор точно неизвестно, сколько же солдат мы потеряли в годы войны… По данным Генштаба – 8,8 миллиона, в Книгах памяти – 15 миллионов имен. Четыре года шла война – среднесуточные потери составляли 25 тысяч солдат, и четыре года потребуется, чтобы на каждого погибшего или пропавшего без вести солдата в Интернете появились все сведения, которые удалось найти в документах архивов, в данных поисковиков. Предстоит обрабатывать до 250 тысяч документов в день…

 

 

 

Валерий КИСЕЛЕВ