Нижний Новгород,
набережная Гребного канала

Тел./Факс: +7 (831) 432-22-50
park.pobedynn2012@mail.ru
Время работы: 9:00 - 21:00

ПАМЯТЬ. В ОКОПЕ УБИТОГО ОТЦА...

Вечером 8 мая, накануне Дня Победы, как и миллионы людей, потерявших на войне своих родных, сормович Владимир Колов думал  о погибшем на фронте отце. И вдруг телефонный звонок: «Владимир Степанович? В Калужской области найдены останки вашего отца…». Трудно описать потрясение, которое он испытал в эту минуту…

Владимир Колов своего отца не помнил: ему было всего четыре года, когда тот уходил на фронт. Это было осенью 41-го, когда враг подходил к Москве. Степан Колов уходил добровольцем, в народное ополчение. Месяц подготовки в Гороховецких лагерях и – в бой. Весточка была всего одна, от земляка, вернувшегося домой. Он рассказал, что видел Степана на позициях, стрелявшим из пулемета, когда сам был ранен и шел в санроту.

И всю войну – ни письма, ни похоронки. Жена и трое детей Степана Колова все это время жили надеждой. Лишь 1 января 1947-го семья получила извещение, что красноармеец Степан Иванович Колов пропал без вести в январе 1942 года. Его жена умерла, так и не дождавшись точных данных  о судьбе мужа, ушла из жизни и старшая дочь Степана.

…Второго мая Андрей Нарышкин, житель деревни Жетелево Дзержинского района Калужской области, проезжая по Варшавскому шоссе западнее Медыни, прошел в лес посмотреть первые грибы. Осыпавшиеся от времени и заросшие лесом окопы начинались почти от обочины шоссе. В песке в одном из окопов Андрей заметил предмет, похожий на мундштук. Наклонился, поднял – похоже, это солдатский медальон. Осторожно открыл. Текст на пожелтевшей от времени записке читался с трудом, но почему-то сразу бросилась в глаза дата рождения солдата: 12 января 1907 года. Андрей Нарышкин родился в этот же день 60 лет спустя… Копнул песок под медальоном – кости, солдатская кружка, россыпью гильзы от патронов, монетки, бритвенный прибор. Дома Андрей отсканировал записку, увеличил текст на компьютере, и теперь его можно было легко прочесть.  Вскоре Андрей Нарышкин звонил в администрацию села Симбилей Дальне-Константиновского района Нижегородской области, откуда уходил на фронт Степан Колов. Односельчане, узнав о записке, позвонили в Сормово его сыну, Владимиру Колову.

Несколько дней Владимир Степанович, узнав о  найденных останках отца, не находил себе места… Решил: надо ехать туда, перевезти отца и похоронить на родине.

На фронт уходили шестеро братьев Коловых – Никандр, Александр, Степан, Константин, Виктор и Николай. Пятеро погибли, домой вернулся, весь израненный, младший, Николай. Все дети погибших братьев не знали, где похоронены их павшие за Родину отцы. Хотя бы одного из них, если уж нашли, похоронить дома, рядом с родителями, женой… Кстати, и у его жены на фронте погибли трое братьев. Обычные судьбы русских семей времен войны… Владимир Степанович написал письма губернаторам Калужской и Нижегородской областей с просьбой помочь перевезти на родину останки отца, затем – в полпредство Приволжского федерального округа. Шло время - ответов не было. Обратился к директору Военно-ритуальной компании Анатолию Захарченко: «Готов помочь с организацией перезахоронения, но кто поедет в Калужскую область?»

Когда об этой истории стало известно в редакции «Красного сормовича», решение было одно: надо помочь земляку. И так прошло почти полгода, как были найдены останки. Еще несколько обращений к властям и спонсорам. Автомашину для поездки предоставило Законодательное собрание области, помог деньгами и председатель Нижегородского городского отделения Союза социальной справедливости России Валерий Гольцев.

…Восемь часов пути и мы в городе Кондрове Калужской области. Встреча с военным комиссаром района полковником Сергеем Набиулиным. Про таких людей говорят – настоящий полковник. Воевал в Афганистане, Абхазии, Чечне, трижды ранен и контужен, награжден орденом Мужества, он отлично понимает чувства людей, потерявших на войне своих близких. Торжественный митинг у Вечного огня в городе Кондрово. На церемонию передачи останков солдата-нижегородца пришли руководители города, учащиеся местной школы. В глазах мальчишек, не знавших войны, застыли слезы, когда Владимир Колов принял из рук военкома коробку с траурной ленточкой, где хранились останки его отца. По поручению военного комиссара Нижегородской области генерал-майора Александра Коннова вручаем Благодарственное письмо Андрею Нарышкину, который сделал все, чтобы вернуть имя погибшего солдата из забвения, а его останки – на родину.

… Едем на место последнего боя красноармейца Колова. Сто метров от моста через речку Угру западнее города Медыни. Здесь, на стратегически важном Варшавском шоссе в январе 42-го дрались с гитлеровцами части 33-й армии генерала Ефремова, в составе которых были и пять тысяч добровольцев-горьковчан. Владимир Колов спрыгнул в окоп, где погиб его отец. Постоял, всматриваясь вдаль. Что видел в последние свои мгновения его отец – атакующих немецких пехотинцев, в которых он до последнего стрелял из пулемета, наползающие танки или черные разрывы от снарядов… Как он погиб – мгновенно, от разрыва мины, или долго умирал он ран, истекая кровью – это навсегда останется неизвестным. Но вряд ли бы Степан Колов поверил тогда, что случится чудо, пройдет 63 с лишним года и его сын, которого он оставил четырехлетним малышом, встанет в этом окопе…

Степана Колова сначала похоронил снег, а потом – разрывы от снарядов. Когда, наконец, фронт ушел на запад, его, как и тысячи других наших солдат, просто не заметили. Да, скорей всего, и не искали, хотя эти окопы видны от шоссе.

В этом году на территории района, рассказал полковник Набиулин, были найдены и захоронены останки 33 безымянных советских солдат, а в соседнем, Жиздринском, на месте одного боя - сразу пять тысяч. Еще два полка солдат, забытых Родиной…

Через несколько дней останки красноармейца Степана Колова, добровольца из нижегородского народного ополчения 1941 года, при огромном стечении его земляков и родных были со всеми воинскими почестями захоронены на его родине в Дальне-Константиновском районе Нижегородской области.

 

 

Валерий КИСЕЛЕВ

Газета «Красный сормович», ноябрь 2005 г.