Нижний Новгород,

набережная Гребного канала,

Парк Победы

Тел./Факс: +7 (831) 432-22-50

Дроздов Ф. Б. к.и.н.122- мм гаубица образца 1938 года М -30

                                                                                122-мм гаубица образца 1938 года М-30

 

По мнению некоторых артиллерийских экспертов, М-30 входит в число лучших конструкций советской ствольной артиллерии середины XX века. Оснащение артиллерии РККА гаубицами М-30 сыграло большую роль в разгроме нацистской Германии в Великой Отечественной войне.

Полевые гаубицы дивизионного звена, состоявшие на вооружении РККА в 1920-е годы, достались ей в качестве наследия от царской армии. Это были 122-мм гаубица образца 1909 года и 122-мм гаубица образца 1910 года, спроектированные соответственно немецким концерном «Крупп» и французской фирмой «Шнейдер»  для Российской империи. Они активно использовались в Первой мировой и Гражданской войнах. К 1930-м эти орудия явно устарели. Поэтому уже в 1928 году в «Журнале артиллерийского комитета» поднимается вопрос о создании новой дивизионной гаубицы калибра 107—122 мм, приспособленной к буксированию механической тягой. 11 августа 1929 года было выдано задание на разработку такого орудия.

В 1932 году начались испытания первого экспериментального образца новой гаубицы, а в 1934 году это орудие было принято на вооружение как «122-мм гаубица обр. 1934 г.». Как и орудия периода Первой мировой войны, новая гаубица монтировалась на однобрусном лафете (хотя в то время уже появились лафеты более современной конструкции с раздвижными станинами). Другим существенным недостатком орудия был его колёсный ход (металлические колёса без шин, но с подрессориванием), ограничивавший скорость буксировки величиной 10 км/ч. Орудие было выпущено в 1934—1935 годах небольшой серией в 11 единиц. Серийное производство 122-мм гаубицы обр. 1934 г. было быстро прекращено. Она была слишком сложна по устройству для условий серийного выпуска на предприятиях оборонной промышленности.

С середины 1930-х годов ГАУ оказалось в центре дискуссий о будущем советской дивизионной артиллерии. В частности, в качестве альтернатив или взаимодополняющих решений рассматривались лёгкая 107-мм полевая гаубица, «традиционная» 122-мм гаубица, а также 107-мм гаубица-пушка в качестве дуплексного дополнения к дивизионной гаубице. Решающим аргументом в споре вполне мог стать опыт использования русской артиллерии в Первой мировой и Гражданской войнах. Исходя из него, калибр 122 мм считался минимально достаточным для разрушения полевых фортификационных сооружений, а кроме того, был наименьшим позволяющим создание для него специализированного бетонобойного снаряда. В итоге проекты дивизионных 107-мм лёгкой гаубицы и 107-мм гаубицы-пушки так и не получили поддержки, а всё внимание ГАУ сосредоточилось на новой 122-мм гаубице.

Уже в сентябре 1937 года отдельная конструкторская группа Мотовилихинского завода под руководством Ф.Ф. Петрова получила задание на разработку такого орудия. Их проект имел заводской индекс М-30. Практически одновременно, в октябре 1937 года, по собственной инициативе, но с позволения ГАУ, за эту же работу взялось КБ завода № 92 (главный конструктор — В.Г. Грабин, индекс гаубицы Ф-25). Годом позже к ним присоединился и третий конструкторский коллектив — всё то же задание было также дано КБ Уральского завода тяжёлого машиностроения (УЗТМ) 25 сентября 1938 года по его инициативе. Гаубица, спроектированная в КБ УЗТМ, получила индекс У-2. Все проектируемые гаубицы имели современную конструкцию с раздвижными станинами и подрессоренным колёсным ходом.

Гаубица У-2 вышла на полигонные испытания 5 февраля 1939 года. Гаубица испытаний не выдержала из-за возникавшей во время стрельбы деформации станин. Доработка орудия была признана нецелесообразной, поскольку по баллистике оно уступало альтернативному проекту М-30, хотя по кучности огня превосходило конкурента.

Проект гаубицы Ф-25 поступил в ГАУ 25 февраля 1938 года. Ф-25 успешно прошла заводские испытания, но на полигонные испытания не поступила, поскольку 23 марта 1939 года ГАУ постановило:

«122-мм гаубица Ф-25, разработанная заводом № 92 в инициативном порядке, для ГАУ в настоящее время интереса не представляет, так как уже закончены полигонные и войсковые испытания гаубицы М-30, более мощной, чем Ф-25».

Проект гаубицы М-30 поступил в ГАУ 20 декабря 1937 года. Несмотря на требование ГАУ оснастить новую гаубицу клиновым затвором, М-30 была оснащена поршневым затвором, заимствованным без изменений от 122-мм гаубицы обр. 1910/30 гг. Колёса были взяты от пушки Ф-22. Опытный образец М-30 был закончен 31 марта 1938 года, однако заводские испытания затянулись из-за необходимости доработки гаубицы. Полигонные испытания гаубицы проходили с 11 сентября по 1 ноября 1938 года. Хотя, по заключению комиссии, орудие полигонные испытания не выдержало (за время испытаний дважды ломались станины), было, тем не менее, рекомендовано направить орудие на войсковые испытания.

Доработка орудия шла тяжело. 22 декабря 1938 года три доработанных образца были представлены на войсковые испытания, снова выявившие ряд недостатков. Было рекомендовано доработать орудие и провести повторные полигонные испытания, а новые войсковые испытания не проводить. Тем не менее, летом 1939 года войсковые испытания пришлось провести повторно. Только 29 сентября 1939 года М-30 была принята на вооружение под официальным наименованием «122-мм дивизионная гаубица обр. 1938 г.».

Хотя официального документа, детально описывающего преимущества М-30 перед Ф-25, не существует, можно предположить следующие доводы, повлиявшие на окончательное решение ГАУ:

  • Отсутствие дульного тормоза, так как отклонённые дульным тормозом отработанные пороховые газы поднимают с поверхности земли клубы пыли, которые демаскируют огневую позицию. Помимо демаскирующего действия наличие дульного тормоза приводит к более высокой интенсивности звука выстрела сзади орудия по сравнению со случаем, когда дульный тормоз отсутствует. Это в некоторой степени ухудшает условия работы расчёта.
  • Использование в конструкции большого количества отработанных узлов. В частности, выбор поршневого затвора улучшил надёжность (в то время имелись большие трудности с производством клиновых затворов для орудий достаточно большого калибра). В ожидании предстоящей крупномасштабной войны возможность производства новых гаубиц с использованием уже отлаженных узлов от старых орудий становилась очень важной, особенно с учётом того, что практически все созданные в СССР с нуля новые образцы вооружений со сложной механикой имели низкую надёжность.
  • Возможность создания на лафете М-30 более мощных образцов артиллерийских орудий. Лафет Ф-25, заимствованный у дивизионной 76-мм пушки Ф-22, по своим прочностным свойствам был уже на пределе возможностей — 122-мм ствольную группу потребовалось оснащать дульным тормозом. Этот потенциал лафета М-30 был задействован впоследствии — он был использован при постройке 152-мм гаубицы обр. 1943 г. (Д-1).

 Характерными особенностями гаубицы являются лафет с раздвижными станинами, большие углы возвышения и горизонтального обстрела, высокая подвижность при механической тяге.

Ствол гаубицы состоит из трубы, кожуха и навинтного казенника. Помещенный в казеннике затвор — поршневой, с эксцентрически расположенным отверстием для выхода бойка ударника. Закрывается и открывается затвор поворотом рукоятки в один прием. Взвод и спуск ударника производятся также в один прием оттягиванием курка спусковым шнуром; в случае осечки спуск ударника может быть повторен, так как ударник всегда готов к спуску. После выстрела гильза удаляется выбрасывающим механизмом при открывании затвора. Такая конструкция затвора обеспечила скорострельность 5-6 выстрелов в минуту.

Как правило, стрельба из гаубицы ведется при разведенных станинах. В отдельных случаях — при внезапном нападении на походе танков, пехоты или конницы, или если местность не позволяет развести станины — допускается стрельба при сведенных станинах. При разведении и сведении станин автоматически производится выключение и включение пластинчатых рессор ходовой части. В раздвинутом положении станины фиксируются автоматически. Благодаря этим особенностям переход из походного в боевое положение занимает всего 1-1,5 мин.

Прицельные приспособления гаубицы состоят из прицела, независимого от орудия, и панорамы системы Герца. В годы войны применялись прицелы двух типов: с полунезависимой линией прицеливания и с независимой линией прицеливания.

Гаубицу можно перевозить как механической, так и конной тягой (шестеркой лошадей). Скорость перевозки механической тягой по хорошим дорогам до 50 км/ч, по булыжным мостовым и проселочным дорогам до 35 км/ч. При конной тяге гаубицу возят за передком; при механической тяге ее можно перевозить непосредственно за тягачом.

Вес гаубицы в боевом положении 2450 кг, в походном без передка — около 2500 кг, в походном с передком — около 3100 кг. 

 Заводское производство гаубиц М-30 началось в 1940 году. Первоначально оно велось двумя заводами — № 92 (г. Горький) и № 9 (УЗТМ). Завод № 92 выпускал М-30 только в 1940 году, всего это предприятие выпустило 500 гаубиц.

Кроме выпуска буксируемых орудий, выпускались стволы М-30С для монтажа на самоходно-артиллерийских установках (САУ) СУ-122.

Серийное производство орудия продолжалось до 1955 года. Преемником М-30 стала 122-мм гаубица Д-30, принятая на вооружение в 1960 году.

 Гаубица являлась дивизионным орудием. По штату 1941 года в стрелковой дивизии имелось 16 122-мм гаубиц. В этом штате советские стрелковые дивизии прошли всю войну. В гвардейских стрелковых дивизиях с декабря 1942 года имелось 3 дивизиона по 2 батареи 76-мм пушек и одной батарее 122-мм гаубиц в каждом, всего 12 гаубиц. С декабря 1944 эти дивизии имели гаубичный артполк (5 батарей), 20 122-мм гаубиц. С июня 1945 года на этот штат перевели и стрелковые дивизии.

В моторизованной дивизии имелось 2 смешанных дивизиона (батарея 76-мм пушек и 2 батареи 122-мм гаубиц в каждом), всего 12 гаубиц. В танковой дивизии имелся один дивизион 122-мм гаубиц, всего 12 шт. В кавалерийских дивизиях до августа 1941 года имелось 2 батареи 122-мм гаубиц, всего 8 орудий. С августа 1941 года дивизионная артиллерия из состава кавалерийских дивизий была исключена.

До конца 1941 года 122-мм гаубицы были в стрелковых бригадах — одна батарея, 4 орудия.

122-мм гаубицы также входили в состав гаубичных артиллерийских бригад резерва Верховного Главнокомандования (РВГК) (72—84 гаубицы).

  Это орудие серийно выпускалось с 1939 по 1955 год, состояло или до сих пор состоит на вооружении армий многих стран мира, использовалось практически во всех значимых войнах и вооружённых конфликтах середины и конца XX века. Этим орудием были вооружены первые советские крупносерийные самоходные артиллерийские установки Великой Отечественной войны СУ-122.

 В годы Второй мировой войны гаубица использовалась для решения следующих основных задач:

уничтожение живой силы как открытой, так и находящейся в укрытиях полевого типа;

уничтожение и подавление огневых средств пехоты;

разрушение ДЗОТов и других сооружений полевого типа;

борьба с артиллерией и мотомеханизированными средствами;

пробивание проходов в проволочных заграждениях (при невозможности использовать минометы);

пробивание проходов в минных полях.

Заградительный огонь батареи М-30 осколочно-фугасными снарядами представлял определённую угрозу и для бронетехники противника. Образующиеся при разрыве осколки были способны пробить броню до 20 мм толщиной, что было вполне достаточно для поражения бронетранспортёров и бортов лёгких танков. У машин с более толстой бронёй осколки могли вывести из строя элементы ходовой части, орудие, прицелы.

Для поражения танков и самоходок противника при самообороне использовался кумулятивный снаряд, введённый в 1943 году. При его отсутствии артиллеристам предписывали стрелять по танкам осколочно-фугасными снарядами с установкой взрывателя на фугасное действие. Для лёгких и средних танков прямое попадание 122-мм фугасного снаряда во многих случаях было фатальным, вплоть до срыва башни с погона. Тяжёлые «Тигры» были гораздо более устойчивой целью, но в 1943 году немцами был зафиксирован случай нанесения тяжёлых повреждений танкам типа PzKpfw VI Ausf H «Тигр» при боевом столкновении с советскими САУ СУ-122, вооружёнными гаубицами М-30.

 В начале Великой Отечественной войны значительное количество (несколько сотен) М-30 было захвачено вермахтом. Орудие было принято на вооружение вермахта как тяжёлая гаубица 12,2 cm s.F.H.396(r) и активно использовалось в боях против Красной армии. С 1943 года для этого орудия немцы даже развернули массовое производство снарядов. В 1943 году было произведено 424 тыс. выстрелов, в 1944 и 1945 гг. — 696,7 тыс. и 133 тыс. выстрелов соответственно. Трофейные М-30 использовались не только на Восточном фронте, но и в оборонительных сооружениях Атлантического вала на северо-западном побережье Франции. В некоторых источниках также упоминается использование немцами гаубиц М-30 для вооружения САУ, созданных на базе различной трофейной французской бронетехники.

В послевоенные годы М-30 экспортировалась в ряд государств Азии и Африки, где до сих пор состоит на вооружении. Известно о наличии таких орудий в Сирии, Египте (соответственно, это орудие принимало активное участие в арабо-израильских войнах). В свою очередь, часть египетских М-30 была захвачена израильтянами. М-30 поставлялась также в страны-участницы Варшавского договора, например, в Польшу. Китайская Народная Республика развернула своё собственное производство гаубицы М-30 под названием Тип 54.

Финская армия в 1941—1944 гг. захватила 41 орудие этого типа. Захваченные М-30 под обозначением 122 H/38 финские артиллеристы использовали в лёгкой и тяжёлой полевой артиллерии. Орудие им очень понравилось, никаких изъянов в его конструкции они не нашли. Оставшиеся после войны финские М-30 использовались в качестве учебных гаубиц или находились в мобилизационном резерве на складах финской армии вплоть до середины 1980-х годов.

 Относительно ее боевых качеств известно высказывание маршала Г.Ф. Одинцова: «Лучше ее уже ничего не может быть».