Нижний Новгород,

набережная Гребного канала,

Парк Победы

Тел./Факс: +7 (831) 432-22-50

Дроздов Ф. Б. к.и.н. Танк Т - 70

Танк Т-70

 

Легкий танк Т-70, последний из советских легких танков, выпускавшийся серийно, появился как результат глубокой модернизации танка Т-60. Основой модернизации было требование заказчика усилить бронирование и вооружение легкого танка и увеличить экипаж до 3-х человек.

Задание на вооружение легкого танка 45-мм орудием и введение в экипаж танка 3-го члена экипажа было выдано ОГК НКТП еще в октябре 1941 г. Естественно был поставлен вопрос и об усилении бронирования, но все упиралось в отсутствие двигателя нужной мощности. ОКБ-37, в том же 1941 г. предложило два варианта: установка более мощного форсированного двигателя ЗиС (танк "045"), или переход к спарке моторов ГАЗ-М-1, либо ГАЗ-202 на одном общем валу либо параллельно (танк "070").

С 15 октября 1941 г. Н.А. Астров в Горьком развернул спешные работы по модернизации легкого танка Т-60. Им был избран второй вариант улучшения боевых характеристик "шестидесятки". Проектирование танка велось принятым в автомобилестроении способом, что было непривычно для конструкторов танков. Общие виды танка были вычерчены в натуральную величину на специальных алюминиевых пластинах размером 7х3 метра, расчерченных на квадраты 200х200 мм. Чертежи выполнялись с максимально возможной точностью, включая все элементы, узлы и детали внутреннего и внешнего оборудования машины. Эти чертежи послужили основой для контроля при сборке опытного образца и всей первой серии машин. Главным преимуществом таких чертежей была их высокая точность.

15 сентября 1941 г. было начато проектирование спаренного моторного агрегата ГАЗ-203. Уже в ноябре, при испытаниях на стенде, ГАЗ-203 показал обнадеживающие результаты, выдав мощность 120-135 л.с. Новая двигательная установка представляла из себя два последовательно спаренных в одном картере шестицилиндровых четырехтактных карбюраторных мотора ГАЗ-202. Из-за увеличившихся габаритов двигательной установки ГАЗ-203 в новом танке пришлось перейти на корпус увеличенной длины. Общий габарит вырос незначительно, но вес танка вырос довольно прилично (опытный танк весил 8,4т), для компенсации возросшей массы в ходовую часть была добавлена пятая пара опорных катков.

В декабре 1941 г. для танка "ГАЗ-70" (такой индекс получила новинка) уже были готовы сварной корпус и литая башня конструкции В. Дедкова. Толщина стенок башни составляла 40 мм. Первый образец танка имел такое же бронирование, как и Т-60. Внешне он также очень напоминал "шестидесятку", но был немного длиннее и, соответственно, выше. Машина имела более высокую, чем Т-60, удельную мощность (15,2 л.с/т. против 11 л.с./т.). Испытания танка прошли в январе 1942 г. в экстремальных условиях (морозы до -35°С и снежный покров до 1 метра). Несмотря на ряд поломок, в целом испытания были признаны успешными.

Перед руководством НКТП встала проблема: легкий танк, вооруженный 45-мм пушкой, успешно прошел испытания, но для его производства не годился задел широко освоенного Т-60. Недостатками нового танка были признаны его одноместная башня и малая толщина брони. Главный конструктор по танковому производству ГАЗ Н. Астров обещал, что указанные конструктивные недостатки будут устранены в кратчайшие сроки, для чего в план опытных работ уже 1-го квартала 1942 г. было включено "создание танка ГАЗ-70 с увеличенной башней".

При мощности двигательной установки ГАЗ-203 в 140 л.с., у новой машины оставался довольно большой весовой резерв, так как танк весил 8,4 т. В результате спешных работ по усилению бронирования нового танка удалось довести толщину среднего лобового листа до 45 мм, как у Т-34, верхнего лобового листа - до 30 мм. Литая же башня танка конструкции Дедкова показала плохую стойкость даже к бронебойным снарядам немецкого 20-мм зенитного автомата, поэтому вместо нее танк получил сварную - из брони высокой твердости с толщиной стенок 35 мм. Масса танка возросла до 9,2 т. Именно в таком виде, в отсутствие иных альтернатив, танк ГАЗ-70 был рекомендован для принятия на вооружение под индексом Т-70, постановлением ГКО №1394сс от 6 марта 1942 г., в этом же постановлении ГАЗу предписывалось начать серийное производство Т-70, а через три дня вышло постановление ГКО №1417сс, по которому к серийному выпуску новой машины подключались заводы №37 и №38. Но мытарства с Т-70 на этом не закончились.

По первоначальным планам ГКО и НКТП Т-60 должен был быть полностью снят с производства в 1-м квартале 1942 г. Но каждый Т-70 требовал вдвое больше двигательных агрегатов аналогичных установленным на Т-60. Заводы выпускавшие Т-70, стали испытывать затруднения в выполнении довольно высокой суточной программы выпуска легких танков. Все, кроме завода ГАЗ, с неохотой переходили на выпуск Т-70. Неожиданно производственники получили поддержку от нового главы НКТП - И. Зальцмана. Он отодвинул окончательный срок перехода на Т-70 сначала на 1 июля, потом на 1 октября 1942 г. (по некоторым данным это помогло ему отчитаться за перевыполнение плана выпуска танков во втором полугодии 1942 г.)

Выполняя обещание Н.Астрова перед ГАБТУ о том, что не позднее второго полугодия 1942 г. состоится переход к выпуску трехместного Т-70, "танковое КБ" ГАЗа бросило все силы на разработку этого варианта "семидесятки". В апреле-мае 1942 г. проект улучшенного танка был утвержден ОГК НКТП, а июне началась сборка опытного образца.

Компоновка, вооружение, ходовая часть, корпус, МТО, рабочее место механика-водителя со всеми элементами управления новой машины были такими же, как и у Т-70. Был заменен лишь подбашенный лист с увеличенным диаметром погона, на котором устанавливалась новая двухместная башня. В новой башне размещались командир и заряжающий (по совместительству радист). Пулемет в башне был перемещен слева направо и также обслуживался заряжающим. Была попытка установки на новую башню командирской башенки, но из-за приличного ее веса, мешающего открытию и закрытию люка, от ее установки отказались. На опытном образце снова вернулись к установке поворотной командирской панорамы.

Броневая защита корпуса новой машины также была усилена за счет перехода на установку бортовых листов толщиной 25 мм, а подбашенного листа - до 20 мм. Средний лобовой лист, установленный под углом 30° к вертикали остался толщиной 45 мм, а вот толщина верхнего, установленного под углом 60° достигла 35 мм. Толщина листов новой сварной башни не изменилась, и составляла - 35 мм. Ввиду изменения места установки пулемета конструкция литой маски спаренной установки была изменена.

Но испытания, проведенные летом 1942 г. показали, что прочность ходовой части танка из-за возросшей массы стала недостаточной. Во время испытаний у опытного образца танка постоянно ломались траки, КПП работала в перенапряженном режиме, при движении танка в гору при угле наклона свыше 20гр отмечались поломки зубьев КПП и бортовых редукторов.

По результатам испытаний была усилена рама двигателя - из-за возросшей нагрузки она также потребовала упрочнения. Были увеличены: ширина траков - до 300 мм, шаг трака - до 110-111мм. Ширина опорных катков возросла со 104 до 130 мм, с 34 до 36 мм был увеличен диаметр всех торсионов подвески. Поскольку шаг трака возрос, их число в гусеничной цепи было сокращено до 80 шт. (у Т-60 и Т-70 было 90-92 трака). Были усилены поддерживающие катки, стояночные тормоза и бортовые редуктора.

В таком виде танк Т-70 с двухместной башней  практически был готов к выпуску на ГАЗе к началу сентября 1943 г. Комиссия НКТП высказала пожелание об расширении башни еще на 60-85 мм, но было решено, что это возможно сделать и в ходе серийного производства. Но тут ГАБТУ выдвинуло новые ТТТ к легкому танку, основанные на опыте боев в городских условиях. Согласно этих требований, угол возвышения вооружения легкого танка должен был составлять не менее 65° для обстрела верхних этажей зданий. Для реализации этого требования танку требовалась уже новая башня.

В общем, с новой двухместной башней ничего не вышло. Руководство НКТП решило выпускать Т-70М (такой индекс получил танк) со "старой" башней от Т-70, а по завершении работ над вторым вариантом двухместной башни ввести ее в серийное производство.

С 1 сентября 1942 г. НКТП начал сдачу новой версии легкого танка - Т-70М. Окончательно танк выпускался с корпусом и ходовой частью трехместного Т-70, но с нефорсированным двигателем и одноместной сварной башней прежней конструкции. Масса танка возросла до 9,8 - 10,1 тонн. Запас хода снизился до 250 км по шоссе, на всех танках появилось место под установку радиостанции.

Начало производства Т-70М выявило целый ряд проблем, связанных с тем, что детали ходовой части у Т-70 и Т-70М были не взаимозаменяемые, что создавало трудности с ремонтом легких танков в войсках, откуда часто поступали не вполне лестные и даже откровенно ругательные отзывы и рекламации. Положение было настолько серьезным, что в апреле 1943 г. НКТП получил следующую телеграмму Ставки ВГК:

 

"Тов. Зальцман!

В настоящее время вы сдаете в действующую армию танки Т-70 выпуска двух видов, в значительной степени отличающихся по конструкции, что приводит к невозможности обслуживания указанных танков в танковых соединениях. Это недопустимо, особенно в то время, когда Красная Армия как никогда нуждается в упрощении обслуживания танковых войск - основы наступления. Прошу срочно разобраться.

Сталин".

 

Разрешению этого серьезного вопроса техническое управление НКТП посвятило специальное заседание "О совершенствовании конструкции легкого танка", состоявшееся в мае 1943 г. На заседании выступили: Н. Астров, М. Щукин, Н. Попов, А. Канищев, С. Гинзбург. В ходе заседания отмечалось: "1. Доработать танк Т-70 до уровня Т-70М в полевых условиях не представляется возможным. 2. В виду предстоящего освоения танка Т-70М с двухместной башней оставшиеся в войсках танки Т-60 и Т-70 изымать и отправлять в военно-учебные заведения для несения службы до полного износа. 3. Параллельный выпуск Т-70 и Т-70М считать недопустимым. В настоящий момент выпуск танка Т-70 прекращен...".

Первые отзывы о Т-70М из войск были, мягко говоря, сдержанными: "Новая разновидность танка Т-70 перетяжелена. При переправе роты легких танков через деревянный мост на р. Алешня, три танка выпуска 1942 г. легко преодолели его, тогда как под танком выпуска 1943 г., масса которого была на 1,2 т. больше, провалился настил... Танк застрял, замедлив темп наступления бригады...". Или такое: "Подвижность вне дорог танка Т-70М снижена по сравнению с подвижностью Т-60 и Т-70, так как последние имеют меньшее значение удельного давления на грунт, и как следствие лучшую проходимость...".

Но были донесения и другого характера. Согласно отчетам 3-й гв ТА, в ходе длительных маршей модернизированный легкий танк вел себя лучше немодернизированного: "В ходе преследования противника танки Т-70М выпуска ГАЗ, показали себя наиболее надежными среди всех образцов отечественной боевой техники... Из числа 15 танков Т-70М лишь два имели незначительные поломки МТО, приведшие к выходу из строя на срок от 20 мин. до одного часа, тогда как из общего числа в 6 машин Т-70 четыре вышли из строя на все время операции по причине поломки КПП (один танк), обрыва торсиона (два танка), а также срыва зубчатого венца ведущего колеса и лопнувших траков (один танк)... Вывод: Танк Т-70М наглядно показал свою надежность..."

В конце декабря 1942 г. по решению ГКО завод № 38 прекратил выпуск легких танков и полностью переключился на выпуск САУ СУ-76. В результате, с 1943 г. легкие танки для Красной Армии выпускал только ГАЗ, и, если в первом полугодии производство Т-70М шло на ГАЗе по плану, то во второй половине года завод столкнулся с большими сложностями. 5-14 июня 1943 г. немецкая авиация совершила ряд налетов на Автозаводской р-н Горького. Было сброшено 2170 бомб, из них 1540 попали непосредственно на территорию завода. Немецкие летчики использовали осколочно-фугасные бомбы 250-1000 кг и зажигательные 1-250 кг. В результате налетов полностью было разрушено или серьезно повреждено более 50 зданий и сооружений, сгорели (деревянные) цеха шасси, колесный, монтажный и термический №2, главный конвейер, паровозное депо. В литейных цехах серого и ковкого чугуна полностью были уничтожены стержневая, участок цветного литья и электропечь, сильно пострадали кузнечный корпус, моторный цех №2, ремонтно-механический цех, инструментально-штамповый и прессо-кузнечный цеха, много жилых домов. Всего в 32-х цехах выбыло из строя 5900 единиц технологического оборудования (51%), 8000 электромоторов (5620 из них полностью уничтожены), 9180 м конвейеров и транспортеров, более 300 электросварочных машин, 14000 комплектов электро и радиоаппаратуры, 28 мостовых кранов.

Был остановлен выпуск автомобилей и бронемашин БА-64, но производство танков не останавливалось ни на день. Тем не менее только в августе удалось догнать майский показатель по выпуску Т-70М. Но уже 28 августа 1943 г. И. Сталин подписал постановление ГКО, согласно которому с 1 октября 1943 г. ГАЗ переходил на выпуск САУ СУ-76М, а производство Т-70М прекращалось. Но используя задел по легким танкам, ГАЗ дал Красной Армии в сентябре-октябре еще около 600 Т-70М, а последняя машина этого типа была сдана представителю ВП в первых числах декабря.

Компоновка танка осталась такой же, как и у Т-60 . Отделение управления располагалось в передней части корпуса, боевое в средней, трансмиссионное - в передней части корпуса справа по ходу, моторное - в средней части вдоль правого борта корпуса и бензобак в корме танка.

Экипаж танка Т-70М (Т-70) состоял из 2-х человек. В носовой части корпуса находилось рабочее место механика-водителя, в башне и пространстве под ней находился командир машины - он же наводчик.

 Корпус и башня

Бронекорпус танка изготавливался с помощью сварки из катаных листов гомогенной брони толщиной 6,10,15 (20), 25,35 и 45 мм. Начиная с ноября 1942 г. корпуса стали закаливаться в сборе (метод завода №264), что несколько повысило бронестойкость корпуса относительно танков первых серий. Лобовые и кормовые листы корпуса и башни устанавливались под большими углами наклона, бортовые листы - вертикальные. Крыша корпуса состояла из подбашенного листа, съемного листа над моторным отделением и бронировки воздухопритока, съемного листа над радиатором и двух съемных листов над отсеком топливного бака. Днище танка собиралось из трех листов, в переднем листе днища (под сиденьем механика-водителя) имелся аварийный люк-лаз. Для обеспечения жесткости к днищу приваривались поперечные коробчатые балки, в которых располагались торсионы подвески.

Для входа-выхода механика-водителя был предназначен прямоугольный люк в лобовом листе корпуса, смещенный влево, с поворотным перископическим смотровым прибором в броневой крышке и уравновешивающим механизмом ( на машинах первых выпусков в крышке люка была смотровая щель с триплексом).

Сварная башня имела форму усеченной пирамиды и изготавливалась из бронелистов высокой твердости толщиной 35 мм, с углом наклона стенок 23° от вертикали. Сварные стыки граней башни дополнительно усиливались броневыми угольниками. Башня была установлена на шаровой опоре в средней части корпуса со смещением влево. Лобовая часть башни имела литую или сварную качающуюся маску, толщиной 50 мм, с амбразурами под установку орудия, пулемета и прицела. В крыше башни имелся входной люк командира танка. В крышке люка командира был установлен перископический смотровой прибор, обеспечивающий круговой обзор. Также имелся лючок для флажковой сигнализации.

 Вооружение

Вооружение Т-70М (Т-70) располагалось в башне машины и состояло из 45-мм танковой пушки обр. 1932/38 гг. и спаренного с ней 7,62-мм пулемета ДТ, для удобства командира сдвинутого влево. Длина ствола орудия - 46 клб., высота линии огня - 1540мм. Орудие для удобства работы было смещено вправо от продольной оси башни. Углы наводки спаренной установки составляли от -6° до +20°. Дальность стрельбы орудия прямой наводкой составляла - 3,6 км, максимальная - 4,8 км.

Для наведения спаренной установки применялись телескопический прицел ТОП (или ТМПФ) и резервный механический, пригодный для стрельбы прямой наводкой на дистанциях до 1000 м. Скорострельность пушки составляла 7-12 выстр/мин (по факту реальная скорострельность не превышала 7 выстр/мин). После производства выстрела бронебойным снарядом гильза выбрасывалась автоматически. При стрельбе осколочным снарядом из-за меньшей длины отката пушки открывание затвора и извлечение гильзы осуществлялось вручную.

Поворотный механизм башни зубчатого типа, с ручным приводом, располагался слева от командира танка, а подъемный механизм пушки (винтового типа) - справа. Спусковой механизм спарки был педальным. Спуск пушки - правая педаль, пулемет - левая. Боекомплект танка состоял из 70 выстрелов к пушке (90 для Т-70), из них 20 находилось в магазине и 945 патронов (15 дисков) к пулемету. Дополнительно в боевом отделении машины укладывались: 1 пистолет-пулемет ППШ с тремя дисками (213 патронов) и 10 гранат Ф-1.

 Силовой агрегат, трансмиссия и ходовая часть Т-70 (Т-70М)

Силовой агрегат танка состоял из двух четырехтактных шестицилиндровых карбюраторных двигателей ГАЗ-202 (ГАЗ 70-6004 - передний и ГАЗ 70-6005 - задний) суммарной мощностью 140 л.с. при 3400 оборотах в минуту, на общей раме. Двигатели комплектовались карбюраторами типа "М". Коленчатые валы двигателей были соединены муфтой с упругими втулками. Картер маховика переднего двигателя был соединен с правым бортом корпуса тягой для предотвращения поперечных колебаний двигателя.

Батарейная система зажигания, система смазки и топливная система (кроме бензобака) для каждого двигателя были независимыми. Водяной насос был общим для двух моторов, но водомасляный радиатор был двухсекционным , каждая секция отвечала за обслуживание "своего" ГАЗ-202. Пуск двигателей производился от двух установленных параллельно электростартеров СТ-40 мощностью 1,3 л.с. каждый или с помощью заводной рукояти. На командирских танках (с радиостанцией) вместо стартеров СТ-40 устанавливались два стартера СТ-06 мощностью 2 л.с.

Двигатели работали на авиационном бензине КБ-70 или Б-70. Два топливных бака общей емкостью 440 л. были размещены в левой части кормового отделения корпуса в изолированном броневыми перегородками отсеке. В правой части кормового отделения размещались вентилятор и радиатор системы охлаждения. Два цилиндрических глушителя размещались на правом борту за броневым прикрытием воздухопритока. Запас хода для Т-70 составлял 320-360 км по шоссе, для Т-70М - 250 км.

Трансмиссия танка состояла из двухдискового полуцентробежного главного фрикциона сухого трения (сталь по феродо), четырехступенчатой КПП автомобильного типа (4 передачи вперед и 1 назад), главной передачи с коническим редуктором, двух многодисковых сухих бортовых фрикционов (сталь по стали) и двух простых однорядных бортовых редукторов. Главный фрикцион и КПП собирались из деталей, заимствованных у грузовика ЗИС-5. Все приводы управления трансмиссией - механические, механик-водитель управлял поворотом и торможением танка двумя рычагами под обе руки по обоим сторонам своего рабочего места.

Ходовая часть Т-70 была во многом заимствована у своего предшественника Т-60. Ходовая часть состояла из пяти сплошных штампованных опорных катков малого диаметра (550 мм) применительно к одному борту, трех поддерживающих катков, ведущего колеса цевочного зацепления и направляющего колеса. Подвеска торсионного типа по конструкции аналогичная стоявшей на Т-60. Опорные катки с наружной амортизацией. Конструкция опорного катка и направляющего колеса были унифицированы. Ширина литого трака гусеницы составляла 260 мм (Т-70), или 300 мм (Т-70М). Количество траков в гусеничной цепи составляло для Т-70 - 90-92 шт., для Т-70М - 80 шт.

 Электрооборудование и средства связи

Электрооборудование машины было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение в бортовой сети -12В (на танках первых выпусков - 6В). В качестве источника электроэнергии использовались две аккумуляторные батареи ЗСТЭ-112, с напряжением 6В и емкостью 112 А/ч и генератор ГАЗ-27А мощностью 225 Вт. С августа 1942 г. на командирских танках стали устанавливать генератор ГТ-500С мощностью 350-500 Вт (это не дизельный генератор, а электрический), а на линейных танках - генератор Г-41. Командирские танки были оборудованы радиостанцией 9Р или 12РТ, размещенной в башне и внутританковым переговорным устройством ТПУ-2Ф. На линейных танках устанавливалось светосигнальное устройство для внутренней связи экипажа и внутреннее переговорное устройство ТПУ-2.

 Экспериментальные и опытные образцы на базе танка Т-70

На базе танка Т-70 и Т-70М были созданы зенитные танки Т-70(З) и Т-90 ( в серию не пошли). Также были созданы опытные образцы самоходно-артиллерийских установок СУ-76Д, СУ-57Б, СУ-85Б, СУ-15 и СУ-16.

Дальнейшим развитием конструкции Т-70М стал танк Т-80, отличавшийся установкой двухместной башни на барбете и орудия ВТ-43 (45-мм танковая пушка с длиной ствола 68,6 клб. ) с возможностью ведения зенитного огня. Однако, в связи с прекращением выпуска отечественных легких танков, в пользу СУ-76М, был выпущен всего 81 (85?) экземпляр Т-80. В январе 1945 г. один Т-80 состоял в составе 5-й гвардейской танковой бригады, воевавшей на территории Венгрии.

Основное же количество машин, выпущенных на базе Т-70, составили самоходно-артиллерийские установки СУ-76 (360 ед.) и СУ-76М (13932 ед.), а также небольшое количество зенитных самоходных установок ЗСУ-37 (70 ед.).

 Боевое применение танка Т-70 (Т-70М)

Всего было выпущено 8226 (8321) танков Т-70 и Т-70М, причем последних - около 5000 ед., то есть более 60%. Выпускались они на заводах ГАЗ (головное предприятие), №37, №38 и №40 (Т-80). В конце 1943 г. производство Т-70М было прекращено, а на его базе развернулось серийное производство самоходно-артиллерийской установки СУ-76М.

Т-70 и его усовершенствованный вариант Т-70М состояли на вооружении танковых бригад и полков, так называемой "смешанной организации", совместно с Т-34. После перевода штатной организации бригады на "однородный" состав Т-70 и Т-70М использовались, в основном, как командирские машины в самоходно-артиллерийских дивизионах, полках и бригадах СУ-76. Часто ими были укомплектованы танковые подразделения в мотоциклетных частях и разведывательные подразделения. Т-70 принимали участие в боевых действиях вплоть до окончания Великой Отечественной войны. Все немецкие легкие танки, как германского производств, так и чехословацкого уступали Т-70 по маневренности, бронезащите и мощи вооружения. Главным недостатком Т-70 была функциональная перегруженность командира, который выполнял также обязанности наводчика и заряжающего.

Первыми соединениями, вооруженными только легкими танками Т-70, стали две отдельные танковые бригады - 157-я и 162-я, сформированные в г. Муроме в первой половине 1942 г. О штатах, по которым содержались эти бригады известно мало. В своем составе они имели по 65 танков Т-70 (1-й ТБ - штат № 010/261, 2-й ТБ - штат № 010/262). Бригады по такому "экзотическому" штату содержались недолго. Убыв в конце июня - начале июля 1942 г. в состав действующей армии (162-я - в 25-й ТК резерва Ставки ВГК, а 157-я в состав Брянского фронта) обе бригады, еще до своего участия в боях, были переведены на новый штат № 010/270. (смешанный). По этому штату в бригаде имелось 53 танка (32 Т-34 и 21 Т-70). Штат являлся единым для всех танковых бригад РККА, как входивших в состав ТК, так и отдельных.

Впервые танки Т-70 пошли в бой в ходе отражения наступления вермахта на Юго-Западном направлении в июне-июле 1942 г. Так, в составе 4-го ТК 21-й армии Юго-Западного фронта к 26 июня имелось 145 танков, из них 29 КВ, 26 Т-34, 60 Т-60 и 30 Т-70. В ходе тяжелых оборонительных боев к 7 июля 1942 г. все Т-70 были потеряны.

 Летняя кампания 1942 г. выявила недостаточную огневую мощь и бронирование Т-70. В результате многие советские танковые военачальники давали новому легкому танку нелестную характеристику. Командир 1-го танкового корпуса генерал-майор М.Е. Катуков во время приема у И. Сталина, на вопрос о том, как воюют наши танки, сказал о Т-70 следующее : "Легкий танк Т-70 имеет более солидную броневую защиту [чем Т-60], вооружен 45-мм пушкой, на нем установлены два автомобильных двигателя. Но он только начал поступать в войска и пока себя ничем особенным не проявил. Одна канитель с ним, товарищ Сталин".

Противник внимательно следил за новыми образцами советской бронетехники. Например, среди трофейных документов 227-й пехотной дивизии вермахта был обнаружен документ, датируемый 17 июля 1942г., следующего содержания:

 "Сведения о новом русском танке Т-70.

- Масса - 9,2 т.

- Длина - 4,28 м.

- Ширина - 2,33 м.

- Высота - 2,04 м.

- Экипаж - 2 человека.

- Вооружение - 1 45-мм пушка и 1 пулемет ДТ, спарены.

 Т-70 будто бы введен вместо Т-60. О бронировании еще не имеется точных данных (имеющиеся до сего времени показания пленных определяют толщину лобовой и башенной брони в 35 - 45 мм, кормовой и бортовой от 10 до 15 мм). Необходимо установить толщины брони у захваченного Т-70 и эти данные, равно как и данные о местоположении танка, срочно донести".

Конечно, возможности Т-70 по борьбе с танками противника были весьма ограничены. Для тяжелых "Тигров" и "Пантер" он вообще фактически не представлял никакой опасности. Тем не менее, в руках хорошо обученных и имеющих боевой опыт танкистов даже Т-70 был грозным оружием. Например, 6 июля 1943 г. в боях за деревню Покровка на Обояньском направлении экипаж танка Т-70 из 49-й гвардейской танковой бригады, которым командовал лейтенант Б.В. Павлович, умудрился подбить три средних немецких танка и одну "Пантеру"!

В январе 1943 г., находясь в засаде, в районе ст. Цымлянская, экипаж Т-70М в составе лейтенанта Б. Зуйкина и механика-водителя Д. Румянцева уничтожил два средних танка противника.

В ходе боев экипажи Т-70 использовали и такой прием, как таран вражеской техники. Например, в журнале боевых действий 150-й танковой бригады, действовавшей в составе 40-й армии Воронежского фронта, в районе Урыв 3-24 января 1943 г. есть такая запись:

"Старший лейтенант Захарченко и механик-водитель старший сержант Кривко, отражая контратаки танков и израсходовав снаряды, со своей ротой Т-70 пошли на таран немецких танков. Захарченко сам лично протаранил 2 танка и взял в плен командира и начальника штаба 100-го танкового батальона особого назначения".

К сказанному стоит добавить, что речь идет о 100-м батальоне огнеметных танков вермахта (Panzer-Abteilung (Flamm) 100), имевшем на вооружении огнеметные танки Pz.II Flamm и обычные Pz.II. Так что Т-70 при массе в 10 тонн мог без труда протаранить танки этого батальона, а учитывая отсутствие на огнеметных машинах пушечного вооружения задача несколько упрощалась. В том же документе есть информация и о других успешных действиях экипажей Т-70 150-й танковой бригады. В ходе проведения Льговской операции ( в том же январе 1943 г.) в районе населенного пункта Семеновский "капитан Дьяченко двумя Т-70 захватил 4 орудия и 32 пленных, а 8 человек орудийной прислуги уничтожил. Со своей стороны потерь не имел".

Совершенно исключительный случай зафиксирован 21 августа 1943 г. в 178-й танковой бригаде. Во время отражения вражеской контратаки командир танка Т-70 лейтенант А.Л. Дмитриенко заметил отступающий немецкий тяжелый танк. Догнав врага, лейтенант приказал своему механику-водителю двигаться рядом с ним в "мертвой зоне". Можно было стрелять в упор, но заметив, что люк в башне немецкой машины открыт Дмитриенко вылез из Т-70, перепрыгнул на броню вражеского танка и бросил гранату в люк. Экипаж немецкого танка был уничтожен, а сам танк был отбуксирован в расположение наших частей и вскоре, после небольшого ремонта, использовался в боях против немцев.

В некоторых танковых подразделениях танки, в том числе и Т-70, получали свои собственные имена. В 28-й гв. танковой бригаде 39-й армии по состоянию на 13 августа 1943 г, имелось 30 танков Т-34 и 24 Т-70, причем все эти машины были именными. Известны следующие "имена" танков Т-70 этой части: "Вихрь", "Тайфун", "Гранаты", "Варяг", "Рахматуллин", "Истребитель", "Безымянный". В ходе боев 13-15 августа 1943 г. по овладению передним краем обороны противника у деревни Понизовье бригада потеряла 25 танков Т-34 и 8 Т-70, уничтожив при этом до 300 человек немцев, 6 противотанковых орудий, 4 ДЗОТа, 3 пулемета, 1 САУ и 2 автомобиля. Таким образом, потери Т-70 оказались даже ниже по сравнению с потерями Т-34. Объясняется это тем, что 28-я гвардейская танковая бригада вела наступательные действия в специфических условиях болотисто-лесистой местности. При этом благодаря меньшим размерам и массе Т-70 действовали более успешно и несли меньшие потери.

Пиком боевой карьеры легкого танка Т-70 стала битва на Курской дуге, после чего его "звезда" стала стремительно клониться к закату. В ходе этого грандиозного сражения стало окончательно ясно, что эффективность легких танков в открытом бою близка к нулю, хотя следует отметить, что в процентном соотношении потери Т-70 были меньше, чем, к примеру, потери Т-34. Связано это было с тем, что Т-70 старались использовать во вторых эшелонах атакующего боевого порядка. Так, по состоянию на 4 июля 1943 г. танковые части Центрального фронта включали в себя: одну танковую армию, два отдельных танковых корпуса, две отдельных танковых бригады, 15 отдельных танковых и 6 самоходно-артиллерийских полков, в составе этих частей и соединений имелось 1487 танков (880 Т-34, 75 КВ-1 и КВ-1с, 151 американский и английский танк, 67 Т-60 и 314 Т-70) и 96 САУ, кроме того 166 танков (24 КВ-1, 87 Т-34 и 55 Т-70) имелось в техническом резерве фронта. Таким образом, 369 Т-70 составляли чуть более одной пятой (22%) всего танкового парка Центрального фронта к началу Курской битвы.

В ходе начавшегося 5 июля немецкого наступления войска Центрального фронта вступили в тяжелые бои с противником, неся при этом тяжелые потери. Например, 2-я танковая армия имевшая к началу бое 447 боевых машин (305 Т-34, 125 Т-70 и 17 Т-60), в период с 5 по 15 июля потеряла: сгоревшими 85 Т-34 и 49 Т-70, подбитыми 92 Т-34 и 44 Т-70, подорванными на минах 1 Т-34 и 1 Т-70. В ходе знаменитого Прохоровского сражения (напомним, что оно не происходило на каком-то одном "поле", а было растянуто на фронте до 35 км) танки Т-70 составляли до 50% участвовавших в боях 12 июля машин. Так по состоянию на 11 июля 5-я гв. ТА с приданными частями насчитывала 985 танков и САУ, из них 581 Т-34, 317 Т-70, 34 Mk.IV "Черчилль", 2 КВ и 54 САУ. Как видно, "семидесятки" составляли почти 34% танкового парка армии. К вечеру 11 июля в составе 29-го танкового корпуса 5-й гв. ТА имелось 262 боевых машин: 138 Т-34, 89 Т-70, 2 КВ и 33 САУ. Из этого количества в атаке под Прохоровкой участвовало 212 единиц техники: 122 Т-34, 70 Т-70, 20 САУ. Соответственно, Т-70 составляли до 40% атакующих машин. В ходе боя 12 июля потери 29-го ТК составили 149 машин - 95 (75 безвозвратно) Т-34, 35 (28 безвозвратно) Т-70 и 19 (14 безвозвратно) САУ. Из участвовавших в атаке Т-34 вышли из строя 78%, а у Т-70 только 50%, при этом 60% "тридцатьчетверок" не подлежали восстановлению, а у Т-70 этот показатель составил 40%. Одна из причин такого соотношения потерь легких и средних советских танков отмечалась в отчете "Поражаемость танков в Великой Отечественной войне", составленном осенью 1945 года: "Случаев полного разрушения танков Т-70 и других легких танков от взрыва снарядов боекомплекта в ходе войны не наблюдалось. Проведенными испытаниями установлено, что боекомплект 45-мм снарядов не детонирует".

Курская дуга еще раз показала, что Т-70 не годятся для использования в открытом бою. Но, несмотря на категорическое суждение командующего 5-й гв. ТА П. Ротмистрова, высказанное в письме Г.К. Жукову 30 августа 1943 года: "Танки Т-70 просто нельзя стало допускать к танковому бою, так как они более чем легко уничтожаются огнем немецких танков", по окончании Орловско-Белгородской наступательной операции появились и другие мнения. 25 сентября генерал-лейтенант танковых войск Богданов докладывал в ГАБТУ Красной Армии:

"Танк Т-70 в виду своей высокой подвижности как нельзя лучше соответствует задаче преследования отступающего противника...В отличие от Т-34 и КВ, танк указанного типа обладает малой шумностью (звук танка не превышает звука автомобиля) даже в движении на самых высоких оборотах, что вкупе с малыми размерами самого танка, позволяет подразделениям на Т-70 подбираться практически вплотную к противнику, не вызывая у него преждевременной паники... Если немецкие артиллеристы могут вести огонь по танку Т-34 с расстояния 800-1200м, то малые размеры Т-70 на местности снижают эту дистанцию до 500-600м. Малый вес танка облегчает его транспортирование как к линии фронта, так и во время эвакуации подбитых танков в тыл. Танки Т-70 проще в освоении и управлении малоподготовленными водителями, подлежат ремонту в полевых условиях...Все имеющиеся случаи больших потерь подразделений танков Т-70 объясняются большей частью неграмотным применением, но не конструктивными недостатками самого танка.

Считаю решение о прекращении производства танков Т-70 преждевременным. Выпуск танков следует сохранить, усилив его вооружение за счет перехода к 45-мм пушке обр. 1942г года или полковой пушке обр. 1943 года".

Еще раз подчеркну: воевать на Т-70 было можно. Так, в приказе по 6-й гв. танковой бригаде № 0187/сс от 20 декабря 1943г. "О выплате денежного содержания за сожженные и подбитые танки противника" есть строки о поощрении экипажа Т-70 гв. лейтенанта Л.И. Дорохина (механик-водитель Ростовцев) 2-го батальона бригады : "...огнем своего танка подбившего 2 немецких танка Т-3". В соответствии с установленными денежными премиями за уничтожение двух немецких боевых машин Дорохин и Ростовцев получили по 1000 рублей каждый".

26 марта 1944 г. на Житомирском шоссе, Т-70 мл. лейтенанта А. Пегова, из засады, с дистанции 150-200 м подбил две "Пантеры". Заметив две приближающиеся по шоссе "Пантеры", Пегов замаскировал свой танк в кустарнике. После того, как два тяжелых немецких танка приблизились на 150-200 м, Т-70 внезапно открыл огонь в борт "Пантер" и уничтожил их, еще до того как они его обнаружили . Экипажи выбраться из "Пантер" не смогли. Командир Т-70 мл. лейтенант А. Пегов был представлен к званию Героя Советского Союза.

Есть и обратные примеры. Вот, что рассказывает Николай Васильевич Федота, в конце 1943 г. командир танковой роты Т-70 3-й гв. ТА:

"...до Днепра Бог меня миловал, а вот на Житомирском шоссе подловили нас эсэсы! Если бы только мою роту! А то всю бригаду! Ехали мы в походной колонне. Я сидел на башне. Вдруг дорожка под уклон и вижу я слева у леска рядочек "полосатеньких" - штук двадцать-тридцать. Видать, пропустили боевое охранение и выкатились все напрямую перед самой нашей колонной... Я в люк к пушке скакнул, но даже башню развернуть не успел. Грохнуло, горю...

Не помню, как вылез. Очнулся, что иду вдоль дороги, а на ней наши танки горят факелами не один и не два а все, что твои костерки. За минуту или чуть больше вышибли они у нас около сорока танков и ушли... Я достал ТТ и только одна мысль - застрелиться от позора. И мог ведь застрелиться-то, не случись на комбата наткнуться... Только тут в себя пришел.

А "батя" радовался тому, что в живых много нас осталось-то. Он как заклинание говорил: "Пес с ними, танками, главное, что вы, братцы, живы!"

Только к весне я наступать более или менее научился. Да и в бригаде тоже после того случая к организации движения в колоннах относиться стали много внимательнее..."

 К концу Великой Отечественной войны количество Т-70 (Т-70М) в войсках было очень невелико. Например, по состоянию на 10 мая 1945 года танковые части 2-го Украинского фронта насчитывали 381 танк и САУ, из этого количества Т-70 было всего 9 единиц (по одному в составе 51-й гвардейской самоходно-артиллерийской бригаде и 112-м самоходно-артиллерийском дивизионе и 7 штук в 28-м отдельном учебном танковом полку фронта).

Небольшое количество Т-70 использовалось в Войске Польском (53 машины) и Чехословацком корпусе (10 единиц), куда они были переданы из частей Советской Армии.

Некоторое количество захваченных Т-70 использовалось в вермахте, под обозначением Panzerkampfwagen T-70(r) (известна фотография Т-70М из состава 98-й пехотной дивизии вермахта), но их количество не превышало 45-50 штук. Чаще всего эти танки использовались в пехотных дивизиях и полицейских частях (Ordnungspolizei, причем в последних (например, в 5 и 12-й полицейских танковых ротах - Pol.Pz.Ko) Т-70 эксплуатировались до конца 1944 года. Кроме того, довольно много Т-70 со снятыми башнями использовались в противотанковых частях вермахта для буксировки 50 - 75-мм пушек.

На сегодняшний день известно более 15 экземпляров Т-70 и Т-70М, разной степени сохранности. Одна машина, принадлежащая музею БТВТ в Кубинке, отреставрирована до ходового состояния. Последний известный танк Т-70 обнаружен "черными копателями" в 2009 г., в Ростовской области и поднят со дна реки.

 

http://www.battlefield.ru/t-70-light-tank/stranitsa-9.html

 

Желтов И. Г., Павлов И. В., Павлов М. В., Солянкин А. Г. Советские малые и лёгкие танки 1941—1945 гг. — М.: Цейхгауз, 2005. — 48 с.

Прочко Е. И. Лёгкие танки Т-40 и Т-60. — М.: Моделист-конструктор, 1997. — 36 с. — (Бронеколлекция № 4 / 1997).

Свирин М. Н., Коломиец М. В. Лёгкий танк Т-70 // Фронтовая иллюстрация : альманах. — 2006. — № 5.