Нижний Новгород,

набережная Гребного канала,

Парк Победы

Тел./Факс: +7 (831) 432-22-50

Танковые войска как основная ударная сила.

Лекция № 4

Танковые войска – новый род войск – как основная ударная сила Сухопутных войск Вооружённых сил страны. Бои и сражения с участием танковых частей, включая армии, вошедшие в историю военного искусства.

Эффективное боевое применение танковых и механизированных подразделений, особенно при наступательных операциях с прорывом эшелонированной обороны противника, обусловили создание самостоятельного рода танковых войск в составе общепринятых сухопутных. Бронетехника, обладая такими качествами, как повышенная проходимость (отсюда и маневрирование), собственная защита и огневая мощь, придала этому новому роду войск статус основной ударной силы Сухопутных войск. Такая боевая направленность была подтверждена в первое же десятилетие создания отечественной бронетехники и оснащения ею Красной Армии.

Одним из первых сражений с применением большого количества танков были бои на территории Монгольской народной республики в 1939 г., в районах р. Халхин-Гол и горы Баин-Цаган. В мае-июне 1939 г. японские войска вторглись на территорию МНР, оккупировав некоторые районы. СССР, имея союзный договор с МНР, встал на её защиту. Под командованием комкора Г.К. Жукова, 1-й армейской группой был подготовлен и проведён ряд боевых операций с участием частей различных родов войск. В этих боях 11-й танковой бригадой (до 150 танков) были подтверждены качества ударной силы танковых войск. 3 июля 1939 г. в 10 ч. 45 мин. главные силы бригады сходу атаковали позиции японской дивизии. Наступательные действия частей наших войск в районе Халхин-Гол длились почти двое суток. Утром 5 июля сражение закончилось разгромом основной группировки японских войск. Вот какой вывод по результатам этого сражения сделал будущий Маршал Советского Союза Г.К. Жуков: «Опыт сражения в районе Баин-Цаган показал, что в лице танковых и механизированных войск, умело взаимодействующих с авиацией и подвижной артиллерией, мы имели решающее средство для осуществления стремительных операций с решительной целью»*.

_________________

* Жуков, Г.К. Воспоминания и размышления. – Москва: Изд-во агентства печати «Новости», 1971 – С. 153.

_________________

В первые месяцы Великой Отечественной войны история не оставила для потомков каких бы то ни было продуманных стратегических операций. Даже вождь нашей страны Сталин до вторжения германских войск сомневался в способности Гитлера подло нарушить совместно подписанный договор между СССР и Германией. Стремительное продвижение немецких войск, особенно группы армий «Центр», частично нарушенная связь между командующими наших округов и Генштабом, не позволили сконцентрировать сведения о положении наших воинских частей для разработки необходимых действий.

Созданная Ставка Верховного Главнокомандования налаживает контроль за фронтовой обстановкой, что позволяет принимать быстрые решения по переброске армий в районы чрезвычайно необходимых боевых действий. Так, уже во второй половине июля 1941 г., благодаря концентрации наших сил в районе Смоленска, упорные бои частей Красной Армии привели к тому, что германское командование 30 июля отдало приказ группе армий «Центр» перейти к обороне. Блицкриг стал «пробуксовывать». Этот переход немецких войск к обороне позволил нашему командованию произвести необходимую перегруппировку воинских частей, подготовить резервы, создать оборонительные рубежи на подступах к Москве. Смоленское сражение, таким образом, заняло одно из ведущих мест в боевых операциях 1941 г.

Изучая книгу Г.К. Жукова «Воспоминания и размышления», можно сделать выводы, что характер принимаемых решений и разработок тактических и стратегических военных операций начал вырисовываться именно в период обороны Москвы. Но этому предшествовали очень тяжёлые бои. Привожу примеры боевых действий того периода из книги Г.К. Жукова:

«В тот же день (16 ноября 1941 г. – прим.авт) немецко-фашистские войска нанесли мощный удар в районе Волоколамска. На истринском направлении наступали две танковые и две пехотные немецкие дивизии. Противник против наших 150 лёгких танков бросил 400 средних танков. Развернулись ожесточённые сражения. Особенно упорно дрались наши стрелковые дивизии, 316-я генерала И.В. Панфилова, 78-я полковника А.П. Белобородова и 18-я генерала П.Н. Чернышёва, 1-я гвардейская, 23, 27, 28 отдельные танковые бригады и кавалерийская группа генерал-майора Л.М. Доватора.

С беспримерной храбростью действовала переданная в состав 16-й армии 1-я гвардейская танковая бригада»*.

_________________

* Жуков, Г.К. Воспоминания и размышления. – Москва: Изд-во агентства печати «Новости», 1971 – С. 338.

_________________

Ранее, в октябре, эта бригада героически сражалась под Орлом и Мценском, за что была удостоена гвардейского звания. Теперь, в ноябре, под Москвой, танкисты-гвардейцы в боях умножали славу бронетанковых войск.

Решительные волевые действия командного состава и стойкость советских воинов на всех оборонительных рубежах способствовали подготовке и решительному контрнаступлению наших войск под Москвой, которое началось 6 декабря 1941 г. и длилось по апрель 1942 г. При этом контрнаступлении окончательно была снята угроза захвата противником г. Тулы. За период сражений под Москвой противник потерял 1300 танков, 2500 орудий, много другой техники и живой силы. Фашистские войска были отброшены от Москвы на 150-300 км.

Оценка и выводы маршала Жукова по этой битве (прим.авт. – частично): «Контрнаступление зимой 1941-1942 гг. проходило в сложных зимних условиях и, что самое главное, без численного превосходства над противником. К тому же мы не имели … полноценных танковых и механизированных соединений… Опережать маневр противника, быстро обходить его фланги, … окружать и рассекать вражеские группировки можно только с помощью мощных танковых и механизированных соединений»*.

_________________

* Жуков, Г.К. Воспоминания и размышления. – Москва: Изд-во агентства печати «Новости», 1971 – С. 359.

_________________

Провал плана захвата Москвы (а к этому можно приплюсовать и авантюрно-«гениальный» план «Барбаросса»*) привёл Гитлера в бешенство. _________________

*Сов. энциклопедический словарь. Издание второе. – Москва: «Советская энциклопедия», 1983.

«Барбаросса» - кодовое наименование плана войны Германии против СССР. Разработка была начата 21.7.1940, утверждён 18.12.1940. Замысел: молниеносный разгром основных сил Красной Армии западнее рр. Днепр и Западная Двина, а затем выход на линию Архангельск – Волга – Астрахань. Войну предполагалось выиграть в течение 2-3 месяцев.

_________________

Он отстранил от должности главнокомандующего сухопутными войсками генерал-фельдмаршала Браухича, командующего группой армий «Центр» генерал-фельдмаршала фон Бока, командующего 2 танковой армией генерала Гудериана и других генералов. Гитлер объявляет себя главнокомандующим сухопутными войсками.

С провалом гитлеровского плана молниеносной войны и наступлением Красной Армии в действиях Генерального штаба начинает проявляться решительность при разработке фронтовых операций, основанная на беспрерывном анализе состояния и положения как наших армий и частей на действующих фронтах, так и всех армейских группировок противника, особенно «Центр» и «Юг».

            1942 год был тяжелым судьбоносным годом для нашей страны. В начале сентября 1942 года немецко-фашистские войска все же вошли в район города Сталинграда. Бои велись в самом городе. Но именно в эти дни маршалы Советского Союза Г.К. Жуков и А.М. Василевский предлагают Сталину гениальный план окружения и разгрома немецких войск в районах рек Дон-Волга и города Сталинграда.

            Для большей заинтересованности, почти дословно, предоставляю описание Г.К. Жуковым исторических событий о ходе подготовки окружения немецкой группировки войск (6-й армии Паулюса, 4-й танковой армии Гота и др. войсковых частей Румынии) в районах Сталинград – Калач-на-Дону:

«10 сентября, еще раз объехав части и соединения армии, я пришел к выводу, что прорвать боевые порядки противника и ликвидировать его коридор (прим.автора: коридор – территория, занятая немецкими войсками от Северного Кавказа, Ростова на восток до Сталинграда) наличными силами и в той же группировке невозможно. В таком же духе высказывались и генералы В.Н. Гордов, К.С. Москаленко, Р.Я. Малиновский, Д.Т. Козлов. В тот же день, в докладе И.В. Сталину, я сказал: «Теми силами, которыми располагает Сталинградский фронт, прорвать коридор и соединиться с войсками Юго-Восточного фронта в городе не удастся … Нужны дополнительные войска и время на перегруппировку для более концентрированного фронтового удара…» Верховный ответил, что было бы неплохо, если бы я прилетел в Москву и доложил лично эти вопросы.

Днем 12 сентября я вылетел в Москву и через 4 часа был в Кремле, куда был вызван и начальник Генштаба А.М. Василевский. «Что нужно Сталинградскому фронту, чтобы ликвидировать коридор противника и соединиться с Юго-Восточным фронтом?» - спросил И.В. Сталин. «Минимум еще одну полнокровную общевойсковую армию, танковый корпус, три танковые бригады и не менее 400 орудий гаубичной артиллерии. Кроме того … не менее одной воздушной армии».  … «Вот что, - продолжал он (Сталин – прим.автора), - поезжайте в Генштаб и подумайте хорошенько… Откуда и какие войска возможно перебросить для усиления сталинградской группировки… Завтра в 9 часов вечера соберемся здесь».

            Вечером А.М. Василевский позвонил Верховному и доложил, что мы готовы… прибыть в 21:00. И.В. Сталин сказал, что несколько часов он будет занят, и примет нас в 22 часа. В 22:00 мы были у Верховного, в его кабинете. «Ну, что надумали? Кто будет докладывать?» «Кому прикажете, - ответил Александр Михайлович, - мнение у нас одно». Верховный подошел к нашей карте: «Это что у вас?» «Это предварительные наметки плана контрнаступления в районе Сталинграда», - пояснил А.М. Василевский.

            Мы с Александром Михайловичем объяснили, что операция делится на два основных этапа: 1) прорыв обороны, окружение сталинградской группировки немецких войск и создание прочного внешнего фронта; 2) уничтожение окруженного противника и пресечение попыток противника деблокироваться.

            «Над планом надо еще подумать и подсчитать наши ресурсы, - сказал Верховный, - а сейчас главная задача – удержать Сталинград и не допустить продвижения противника в сторону Камышина». Обратившись ко мне, Верховный приказал: «Позвоните Гордову и Голованову, чтобы они незамедлительно вводили в дело авиацию. С утра Гордов пусть атакует, чтобы сковать противника. Сами вылетайте обратно в войска Сталинградского фронта… Василевскому через несколько дней надо вылетать на Юго-Восточный фронт для изучения обстановки на его левом крыле. Разговор о плане продолжим позже. То, что мы здесь обсуждали, кроме нас троих, пока никто не должен знать»…

В конце сентября меня вновь вызвал И.В. Сталин в Москву для обсуждения плана контрнаступления… Карту-план контрнаступления подписали Г.К. Жуков и А.М. Василевский. «Утверждаю» - подписал Верховный»*.

_________________

* Жуков, Г.К. Воспоминания и размышления. – Москва: Изд-во агентства печати «Новости», 1971 – С. 384-387.

_________________

А теперь представляю частично изложенные маршалом Жуковым сведения о намеченных планом контрнаступления задачах для фронтов, а также описываю некоторые эпизоды дерзких решительных действий 5 танковой армии и танковых корпусов.

Основная роль на первом этапе контрнаступления возлагалась на Юго-Западный фронт, командующим которого был генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин. Решение о выполнении операций по вводу фронтов для прорыва обороны противника, и сроки начала перехода их в наступление, назначенные Василевским и Жуковым, Верховный утвердил. Этими сроками были: 19 ноября для Юго-Западного фронта и 65-й армии Донского фронта; 20 ноября для Сталинградского фронта.

19 ноября 1942 г. В 7 ч. 30 мин. Войска Юго-Западного фронта силами 5-й танковой армии (командующий генерал-лейтенант П.Л. Романенко) и 21-й армии (командующий генерал-майор И.М. Чистяков) прорывают на двух участках оборону 3-й румынской армии. Немецкие части, занимавшие оборону за румынской армией, пытались отражать наступление наших войск, но были смяты, уничтожены введенными в наступление 1-м и 26-м танковыми корпусами. Продолжая наступление, 26-й танковый корпус нанес крупное поражение румынской танковой дивизии и разгромил штаб 5-го румынского армейского корпуса. Выйдя на оперативный простор, 26-й танковый корпус и 4-й танковый корпус стремительно идут в район Калача на соединение с 4-м мехкорпусом Сталинградского фронта.

Уже в ночь на 23 ноября передовой отряд 26-го танкового корпуса (командир отряда подполковник Г.Н. Филиппов) сходу захватил охраняемый немцами мост через р. Дон. До Калача – два километра. Удерживая мост, командир отряда принимает решение направить часть танков под командованием подполковника Н.М. Филиппенко под покровом ночи захватить Калач. Атаковали город сходу, но бой за Калач длился всего ночь. Подошедшие передовые подразделения главных сил корпуса закрепили взятие города. За решительные героические действия подполковникам Г.Н. Филиппову и Н.М. Филиппенко присвоены звания Героя Советского Союза, личный состав отряда 26-го корпуса награжден орденами и медалями Советского Союза.

Сталинградский фронт начал свои действия 20 ноября силами 51, 57 и 64 армий. 57-я армия, командующий генерал-майор Ф.И. Толбухин, имела задачу наступления на Калач. Для воспрепятствования этому наступлению, немецкое командование, непосредственно из района Сталинграда, выдвигает 16 и 24-ю танковые дивизии. Но мощные удары задействованных для окружения всех фронтов лишают немецкое командование возможности целенаправленно спланировать свои отражающие удары.

4-й танковый корпус Юго-Западного фронта генерала А.Г. Кравченко, переправившись через Дон, встретился с 4-м механизированным корпусом Сталинградского фронта генерала В.Т. Вольского, завершив окружение сталинградской группировки противника в междуречье Дона и Волги.

Армии 64, 57, 65, 24 и 66, имея задачу общего наступления на Сталинград, сжимали кольцо окружения противника.

Для создания прочного внешнего фронта, 1-я гвардейская армия, 5-я танковая армия и 51-я армия Сталинградского фронта получили задачу преследовать отходящего противника, отбросив его на запад, закрепить стратегическое положение наших войск.

31 января 1943 года Южная группа немецких войск в районе Сталинграда была окончательно разгромлена. Командующий 6-й армией генерал-фельдмаршал Паулюс с остатками армии сдался в плен. 2 февраля сдались и оставшиеся части Северной группы противника.

«Битва в районе Сталинграда была исключительно ожесточенной. Лично я сравниваю ее лишь с битвой за Москву. С 19 ноября 1942 года по 2 февраля 1943 года было уничтожено 32 дивизии и 3 бригады, остальные 16 дивизий потеряли от 50 до 75 % личного состава»*.

_________________

* Жуков, Г.К. Воспоминания и размышления. – Москва: Изд-во агентства печати «Новости», 1971 – С. 423.

_________________

Потерпев поражение в Сталинградской битве, немецко-фашистское командование утратило инициативу в организации и проведении крупномасштабных военных операций, а политический престиж Германии в блоке фашистских государств был подорван. Взять реванш, поднять свое лидерство в фашистском блоке – для этого необходимо только новое, мощное наступление.

«Мы должны наступать из политических соображений», - заявил начальник штаба Верховного главнокомандования вооруженных сил Германии фельдмаршал Кейтель в мае 1943 года*.

_________________

* Москаленко, К.С. На юго-западном направлении. Кн.2. – Москва: Военное издательство МО СССР, 1979. – С.11.

_________________

В качестве плацдарма для этого наступления немецкое командование решило использовать образовавшуюся весной 1943 года линию расположения немецких и советских войск между городами Орел и Харьков, которая вошла в историю под названием «Курской дуги», выгнутой на Запад, с расположенным в ее центральной географической плоскости городом Курском. Командование Вермахта разработало план нанесения двух встречных ударов из районов Орла и Харькова, в направлении Курска, с целью рассечения наших войск, их окружения и уничтожения. В апреле 1943-го план был окончательно разработан под кодовым названием «Цитадель». Основные удары наносились в северной части дуги по нашему Центральному фронту на Курск силами 9-й армии генерал-полковника Моделя. Основные группировки армии насчитывали: личного состава 270 тыс. чел., 3,5 тыс. орудий и минометов, 741 танк (из них – 45 танков «Тигр»), 250 штурмовых орудий «Фердинанд».

С южной стороны на Воронежский фронт предполагалось нанесение ударов двумя группировками. Основные силы одной из группировок составила 4-я танковая армия генерала Гота (5 танковых дивизий, 2 пехотные и 1 моторизованная). Направление наступления – Обоянь-Курск. Вторая группировка – оперативная группа «Кампф». Её задача – наступление справа от армии Гота для прикрытия ее правого фланга. Обе группировки, в полосе наступления на Воронежский фронт, насчитывали до 280 тыс.чел., около 4 тыс.орудий и минометов, 1559 танков (из них 337 танков «Тигр»), 253 штурмовых орудия.

Положения территорий, занятых немецкими войсками, в виде впадин, как северной, так и южной, в восточном направлении, с городами Орел, Харьков и Белгород, для Генштаба и Верховного командования Советской Армии, в свою очередь, также представляли заманчивый военно-оперативный интерес.

С апреля 1943 года, вплоть до начала Курской битвы (5 июля 1943 г.), как немецкие войска, так и советские готовились к этому сражению, не прекращая на разных участках тактических боевых действий, ведя наблюдение и разведку, чтобы установить планы противника. Анализируя положение основных сил противника, их накопление и сосредоточение, Ставка Верховного командования приходит к выводу о подготовке группировок противника к крупномасштабному наступлению. Верховное командование и Генштаб принимают решение о построении глубокоэшелонированных полос обороны с хорошо оборудованными огневыми позициями. Замысел советского командования предполагал максимальное изматывание и уничтожение противника при наступлении его через хорошо подготовленную оборону. Создание резервов Ставки, фронтовых резервов из числа общевойсковых армий и танковых корпусов. Сосредоточение 3-й танковой армии и 5-й гвардейской танковой армии с задачей нанести контратакующие удары на участках прорыва обороны противником.

Обескровив и измотав противника, Центральный и Воронежский фронты должны были перейти в контрнаступление. Центральный фронт (командующий генерал армии К.К. Рокоссовский) имел задачу, во взаимодействии с Западным и Брянским фронтами, контрнаступление завершить уничтожением противника в районе Орла. Воронежскому фронту (командующий генерал армии Н.Ф. Ватутин), взаимодействуя с Юго-Западным фронтом и Степным военным округом (с 10 июля – Степной фронт, командующий генерал-полковник И.С. Конев), завершить контрнаступление и уничтожение вражеских группировок в районах Белгорода и Харькова.

С конца июня и в первых числах июля, передовые части наших войск, отслеживая действия противника, стремились получить максимально точные сведения о начале наступления. В полосе 6-й гвардейской армии (Воронежский фронт) захваченный пленный показал, что наступление начнется в ночь на 5 июля. По другим источникам стало известно более точное время – около 3-х часов ночи. По указанию Ставки, командующие Центрального и Воронежского фронтов отдали приказы о проведении упреждающих ударов артиллерией по районам сосредоточения группировок противника. Это привело к некоторому замешательству в действиях немецко-фашистского командования и перенесению времени наступления их группировок на полтора-два часа.

Курская битва началась.

На сорокакилометровом участке Центрального фронта Модель ввел в бой 6 пехотных и 4 танковые дивизии, что составляло до 500 танков.

На Воронежском фронте основной удар приняла наша 6-я гвардейская армия – 5 танковых, 1 моторизованная и и 2 пехотных дивизии. Направление наступления – на Обоянь. Второй удар из района Белгорода был нанесён 7-й гвардейской армии в направлении на Корочу силами трёх танковых и трёх пехотных дивизий противника. На этом южном участке в первый день наступления в бой было введено до 700 танков. Первыми шли «Тигры» группами по 15-20 танков, за ними шли средние танки, по 50 или более машин. Атаку «Тигров» поддерживали штурмовые орудия «Фердинанды», а пехота следовала на бронетранспортёрах за танками.

Такими мощными атакующими силами немецкое командование решило первым же ударом прорвать нашу оборону. Однако, по сведениям, изложенным маршалом К.С. Москаленко в книге «На юго-западном направлении», глубина обороны наших войск составила от 50 до 250 км. Пробить такую оборону, при огневом воздействии наших войск, было трудно. На отдельных участках противник всё же вклинился на узком участке и вышел ко второй полосе обороны. А теперь представляю дословно описание тех событий, оставленное для истории К.С. Москаленко:

«Определив направление главного удара противника, командующий Центральным фронтом отдал войскам приказ нанести утром 6 июля контрудар по вклинившейся группировке с целью восстановления положения. Для выполнения этой задачи привлекались 17-й и 18-й гвардейские стрелковые корпуса 13-й армии, 2-я танковая армия (13-й и 16-й танковые корпуса) и 19 танковый корпус из резерва фронта…

      В назначенное время, после 10-минутного огневого налёта артиллерии, они в ходе двухчасового боя отбросили противника на 1,5-2 км»

      Введя в бой свежую 9-ю танковую дивизию, противнику всё же удалось выйти ко второй полосе обороны, но прорвать её он уже не смог. 7 июля противник начинает наступление на другом участке фронта, в направлении населённого пункта Поныри, бросая в бой две пехотных дивизии, и до 200 танков. Бои идут с переменным успехом, но 9 армия Моделя уже не имеет атакующего успеха. Он выводит из боя ряд танковых дивизий для пополнения, решая возобновить наступление 12 июля.

     Но 12 июля войска Западного и Брянского фронтов начинают наступление на Орловский выступ дуги.

    В итоге, за несколько дней этого сражения, Центральный фронт измотал наступающую на Курск с севера группировку и вынудил её перейти к обороне, при этом сохранил свои резервы и уже с 10 июля командование фронта приступило к подготовке масштабного наступления на Орёл».

      А теперь вернёмся к боям Воронежского фронта. В полосе обороны этого фронта бои были ещё более ожесточённые, так как нашим войскам пришлось отражать наступление двух группировок. Манштейн беспрерывно наносил танковые таранные удары, однако стратегического успеха он не добивается. Приостановив атаки, на рубежи обороны 6 гвардейской армии обрушивается фашистская авиация.

     «Весь день фашистские самолёты беспрерывно бомбили главную полосу обороны на участке 6 км по фронту и 4 км в глубину … В течение около 17 часов одновременно в небе было от 200 до 300 вражеских самолётов. После этого передний край на узком участке атаковали 2 группы танков, насчитывающих 39 и 42 боевые машины, за которыми двигалась мотопехота»*.

_________________

* Москаленко, К.С. На юго-западном направлении. Кн.2. – Москва: Военное издательство МО СССР, 1979. – С.48.

_________________

Такими ударами  противник вклинился в оборону 6 гвардейской армии. Командующий фронтом ставит задачу 1 танковой армии генерала М.Е. Катукова, 2 и 5 танковым корпусам, приданным 6 гвардейской армии, занять оборону на 2-й полосе и отразить наступление группы Гота в направлении Обояни. Возобновив наступление по всему фронту, 6 июля части танков Гота удалось выйти ко второй полосе обороны наших войск, где были встречены частями 1 танковой армии, совместно с гвардейцами 90 стрелковой дивизии. Восемь атак было отражено в этот день. Только на одном узком участке противник продвинулся на 10-18 км. Немецко-фашистские войска группы «Кемпф» также были остановлены 7 гвардейской армией перед второй полосой обороны.

Исходя из создавшейся обстановки, Ставка усиливает Воронежский фронт и передаёт ему два танковых корпуса из Степного и Юго-Западного фронтов. 5 гвардейская танковая армия (командующий генерал-лейтенант П.А. Ротмистров) получает приказ совершить марш из района сосредоточения в район Старого Оскола, чтобы нанести удар с фланга в случае прорыва противника на Обоянь.

Напряжённость боёв в направлении Обоянь нарастала. Так, 9 июля на 10-километровом участке фронта немецкое командование сосредоточило до 500 танков, которые группами по 60-100 машин атаковали позиции наших частей 12 раз. Потеряв в боях до 300 танков и продвинувшись за сутки только на 8 км, дальнейшее наступление противник на этом участке прекратил.

Командующий группой армий «Юг» Манштейн из всех оставшихся сил производит перегруппировку для удара на новом направлении через Прохоровку. Цель та же – взятие Курска.

Переброска крупных сил немецких войск к району Прохоровки командованием Воронежского фронта и находившимся в штабе фронта представителем Ставки маршалом Советского Союза А.М. Василевским, была правильно и своевременно расценена как готовящийся новый удар Манштейна. Командующий фронтом генерал армии Ватутин принимает решение нанести контрудары по всем вклинившимся войскам противника. С этой целью ставятся контратакующие задачи армиям.  Так, 1-я танковая и часть сил 6-й гвардейской армии должны были наступать на противника в районе Яковлево, 5-я гвардейская танковая армия и часть сил 5-й гвардейской армии – на Яковлево из района Прохоровки. Кроме этих армий, в контрударе принимали участие и другие армии, в том числе 2-я и 7-я воздушные, для обеспечения наступления наземных войск.

12 июля, после массированных ударов нашей авиации и артиллерии, в наступление пошла бронетехника и пехота. В этот же день Ставка отдала приказы начать наступление войскам Западного и Брянского фронтов на северном фасе Курской дуги с целью ликвидации орловской группировки генерала Моделя и других частей группы армий «Центр». 15 июля перешёл в наступление и Центральный фронт генерала армии Рокоссовского. По всей Курской дуге началось ожесточённое танковое сражение, которое длилось весь день.

    Накал боёв происходил западнее Прохоровки. Во встречном сражении 5-й гвардейской танковой армии, 5-й гвардейской армии с танковым корпусом СС участвовало до 1200 танков, штурмовых орудий, САУ. Сражение закончилось поражением немецких войск, в ходе которого противник потерял 400 танков, свыше 3500 личного состава и др. средств.

16 июля противник начал скрытый отвод своих основных сил. Воронежский фронт, перейдя к преследованию противника, с 16 по 19 июля освобождает рубежи, занятые немецкими войсками в начале Курской битвы.

    Начатая немецко-фашистскими войсками операция «Цитадель»… Лучше привести текст – начало донесения командующего Воронежским фронтом:

«Верховному Главнокомандующему Маршалу Советского Союза тов. Сталину.

Докладываю:

Войска Воронежского фронта в период с 5 по 23.7.43 вели напряжённую оборонительную операцию. В ходе этой операции противнику нанесено крупное поражение, наши войска одержали победу и к исходу 23.7.43 полностью восстановили своё прежнее положение, выполнив поставленную Вами задачу и сохранив боеспособность…»*

_________________

* Москаленко, К.С. На юго-западном направлении. Кн.2. – Москва: Военное издательство МО СССР, 1979. – С.53.

_________________

Курское сражение, по системе подготовки к нему, оценке и предвидению действий противника, оперативной переброске танковых корпусов и целых армий к районам наступающих группировок противника, возросшему мастерству командующих фронтами и их штабов, взаимодействию их, воля и руководящая сила Ставки Верховного Главнокомандования, выдвинули его (сражение) в историю войн, как символ военного искусства.

     «Битва в районе Курска, Орла и Белгорода является одним из величайших сражений Великой Отечественной войны и Второй мировой войны в целом. Здесь были не только разгромлены отборные и самые мощные группировки немцев, но и безвозвратно подорвана в немецком народе и у союзников Гитлера вера в гитлеровское фашистское руководство и в способности Германии противостоять всё возрастающему могуществу  Советского Союза»*

_________________

* Жуков, Г.К. Воспоминания и размышления. – Москва: Изд-во агентства печати «Новости», 1971 – С. 468.

_________________

Впереди, до 9 мая 1945 года и до капитуляции Японии, ещё будут тяжёлые бои, фронтовые операции, сражения, но победные результаты Курской битвы придали Советским воинам неотъёмную силу побеждающего военного искусства.

   _________

*Прим. «75 лет исследований и испытаний бронетанкового вооружения и техники». Исторический очерк. Стр. 71-72. г. Кубинка, 2006.

_______________

По результатам испытаний образцов танков А-20 и А-32 (Т-32), проведенных в период с 18.07. по 23.08.1939, начальником АБТУ был представлен отчет на имя начальника Генштаба РККА с рекомендациями принять на изготовление по образцам танки данных марок для вооружения армии при условии устранения замечаний, выявленных при испытаниях.

В начале 1940 года завод изготавливает два танка А-34 (Прим. автора: изменен индекс танка А-32 с гусеничным движителем), которые должны были пройти войсковые испытания в районе Харькова. По завершении этих испытаний обе машины с 05.03.1940 под контролем и с участием сотрудников НИАБТ Полигона, главного конструктора М.И. Кошкина, совершают исторический пробег по маршруту Харьков-Москва. 17 марта 1940 года состоялся показ танков А-34 членам Правительства на Ивановской площади Кремля. «На смотре машин присутствовал И.В. Сталин. Когда закончился доклад о боевых качествах машин, водители запустили двигатели, и машины, энергично развернувшись на кремлевской брусчатке, пошли навстречу одна другой. Едва они остановились, и рассеялся сизоватый дымок, И.В. Сталин сказал: «Это будет ласточка в наших танковых войсках!»*

________________________

*Прим. «75 лет исследований и испытаний бронетанкового вооружения и техники». Исторический очерк. Стр. 73. г. Кубинка, 2006.

________________________

         И вновь, после этого показа, машины подвергаются комплексу различных испытаний. Один из танков подвергается обстрелу бронебойными снарядами, сначала из английской длинноствольной 37-мм пушки (снаряды отскакивали от брони, оставляя лишь вмятины глубиной до 10 мм), затем отечественной пушкой калибра 45 мм с дистанции 100 м. Посаженный в танк манекен остался цел, а заведенный двигатель продолжал работать, только от одного выстрела заклинило башню. Выявленные недостатки и замечания по различным комплексным испытаниям и обстрелам требуют новых тщательных проработок. И хотя в заключении по испытаниям отмечалось, что оба варианта танков превосходят все существующие на вооружении РККА танки, А-34 (Т-34) без устранения выявленных недостатков не может быть запущенным в серийное производство.

         16 сентября 1940 года Полигон получает приказание от начальника ГАБТУ провести пробег трех танков Т-34 на 3000 км, а с целью выявления их боевых качеств провести стрельбы в обстановке выполнения тактических задач. В ноябре-декабре 1940 года, в течение 38 дней, проводился длительный пробег трех танков по кольцевому маршруту Харьков – Москва –Кубинка – Смоленск – Гомель – Киев – Полтава - Харьков.

         Мы получили лучший танк в мире! К сожалению, ушел из жизни его главный конструктор – М.И. Кошкин. Танк Т-34 превосходил по огневой мощи, защите и подвижности все средние зарубежные танки того периода. Этот танк имел 76-мм пушку, а его броня противостояла всей танковой и противотанковой артиллерии такого же калибра.

         Необходимо особо и обязательно дать сведения о силовой установке этого танка и последующих марок, выпускаемой нашей промышленностью в предвоенный период и периоды 40-50-х годов. Такие технические характеристики, как удельная мощность, проходимость, скорость движения (а это и маневренность), запас хода и даже низкая пожароопасность, которыми оцениваются достоинства Т-34, были достигнуты использованием двигателя-дизеля В-2, развивающего мощность до 500 л.с. Но на это ушло восемь лет многочисленных исследований, доработок и испытаний с целью усовершенствования деталей и узлов двигателя, подбора надежных материалов и т.д. Только в сентябре 1939 года В-2 был принят в серийное производство. Создание такого компактного, «не утяжеленного» двигателя (применен сплав алюминия), стало триумфом для отечественного двигателестроения, а значит, и танкостроения. Этим достижением наши конструкторы на многие годы опередили все страны мира в данной отрасли. Дизель В-2 несколько десятилетий применялся как база при разработке двигателей для отечественных танков и «тяжелых» военных машин. В те предвоенные годы ни одной стране мира не удалось создать по мощности подобный дизель. Десять лет понадобилось фирме «Дженерал Моторс», чтобы сконструировать двухтактный дизель «Джи-Эм-Си», мощностью в 210 л.с.

         Только в 1942 году на спешно разработанных и выпускаемых Германией танках Pz IV «Тигр-1» и Pz V «Пантера» были установлены двигатели мощность 700 л.с., причем на «Тигре» применялся карбюраторный, а на «Пантере» - дизельный. Из-за значительного боевого веса максимальная скорость «Тигра» по шоссе составляла 38 км/ч, «Пантеры» - 46 км/ч. Танк Т-34 развивал скорость при движении по шоссе до 55 км/ч, а запас хода его превышал этот показатель «Тигра-1» почти в два раза (Т-34 – 186 км, «Тигр-I» - 100 км).

         В 1940 году наша танковая промышленность окончательно вышла на уверенный путь создания новых, высокобронированных, с более мощным вооружением, танков Т-34, КВ-1 и КВ-2. Боевое применение танков в период советско-финской войны окончательно определило конструкцию танка только с гусеничным движителем. К сожалению, только к весне 1941 года промышленность перешла к их серийному выпуску. Для оснащения танковых частей Красной Армии новыми танками до начала Великой Отечественной войны времени оставалось очень мало. «А завтра была война…».